will u play ur role with me?

18:58 

лейтенант касатка
сделай еблишко попроще, духовный советский мальчик
В качестве первого отыгрыша, собственно, и толкнувшего на создание сообщества, сюда будет сложен отыгрыш из треда.

Е/Р, первая встреча, первый раз и утро на следующий день

Грантер - Ниротэн
ОТЫГРЫШ ЗАВЕРШЕН
запись создана: 19.04.2013 в 01:59

@темы: модерн-ау, грантер, анжольрас

Комментарии
2013-04-19 в 02:02 

лейтенант касатка
сделай еблишко попроще, духовный советский мальчик
Анжольрас устало шёл по улице, чувствуя себя измотанным за эту сумасшедшую неделю и сейчас мечтал только об одном - оказаться в своей квартире и рухнуть на кровать, чтобы забыться и не думать, что впереди ему предстоит еще больше испытаний. Особенно, на прочность своих нервов, а аврал на работе добавлял свою порцию головной боли. Даже вспоминать об этом не хотелось.
В вагоне метро было почти пусто и, выбрав место подальше от людей, Анжольрас присел, закрывая глаза, намереваясь до своей остановки вздремнуть, надеясь, что сегодня мирозданию больше не взбредет в голову подшутить над ним.


У Грантера был весёлый вечер. Он сам уже точно не помнил, где был и что пил, помнил только, что очень веселился. Наверное, поэтому пол вагона метро так и норовил подскочить кверху и ударить его в лицо - завидовал, ясное дело. Полы-то не веселятся.
Вообще, вагон явно устроил против него заговор. Стены шатались и пытались на него упасть. Из-за этого некоторым пассажирам почему-то казалось, что это он, Грантер, падает на них, пассажиров. Чтобы не объяснять всем про стены, он прошёл туда, где людей не было - только два парня-близнеца дремали на сиденье. Или нет - Грантер нахмурился и свёл глаза к переносице - так стало видно, что парень один.
Он сел рядом - точней, попытался сесть рядом. На деле парень, видно, очень резко подвинулся в сторону, прямо под Грантера, так, что Грантер упал к нему на колени.

Он привык, что в метро всегда найдется хотя бы один несносный тип, которому явно неймется продемонстрировать своё отношение к окружению, но Анжольрас не собирался отказываться от поездок в метро в угоду личному комфорту. Но вот чтобы при этом некто упал прямо к нему на колени - это уже слишком. Мало того от рухнувшего тела несло ударным запахом алкоголя, но а освободить колени и уж тем более извиниться за возмутительное нарушение личного пространства не торопилось.
- Будьте любезны слезть с меня, - раздраженно попросил Анжольрас, трудом вытащив из-под усевшегося на него папку, он старался сдержаться. Брезгливо пытаясь спихнуть незнакомца с себя, испытывая отвращение к пьяницам и подобным наглым типам, у него мелькнула заманчивая мысль попросту спихнуть пьяницу и пусть валяется на полу, но как-то это было не по-человечески, да и вдруг тот потом устроит драку, а уж разбираться с ним потом не хотелось.


- О! - воскликнул Грантер. - Как нехорошо получилось. Я, конечно, буду любим... - он сделал попытку подняться - попытка провалилась: гравитация победила его, и он упал обратно. - То есть, любезен, - уточнил он, предпринимая вторую попытку, на этот раз - удачную. Плюхнувшись на сиденье рядом с незнакомцем, он развил мысль. - Любим я не буду - нет, что за чушь? - он сделал широкий жест рукой. - Я буду любезен. Вот так. Буду любезен. Хотя какой смысл в любезности? - спросил он у себя и сам себе ответил: - Есть смысл: если будешь любезен, не получишь по мордасам. А можешь и получить! Жизнь - штука жестокая и непрск... непродск... непрогазуемая.
Он замолчал и, прищурившись, посмотрел на своего явно недовольного соседа. Это был совсем молокосос, на вид - лет семнадцать-восемнадцать, такой весь из себя юный и свежий. Золотые кудри, розовые губы, глаза синие. И одет хорошо так, шмотки явно дорогие. Светлое пальто, алый шарф. Пижон, короче говоря.
- Привет, - поздоровался Грантер. - Как дела? - проявил он вежливость.


Хмуро покосившись на незнакомца, Анжольрас едва сдержался, чтобы не отодвинуться от него подальше. Уж лучше бы тот не был таким говорливым и не дышал алкогольными парами. Конечно, нельзя судить по первому впечатлению, но этот тип вызывал отторжение всем своим видом. Видимо, напиваться у него вошло в такую же привычку, как и нарушать чужое пространство; явно постарше его, неопрятный, весь помятый и неизвестно когда в последний раз бравший расчеку в руки вместо бутылки, небритый и с темными кругами под глазами - нет, решительно Анжольрасу сегодня не везет, а мироздание решило его добить.
И что же за бред он нёсет?
- Непредсказуемая, - автоматически поправил его Анжольрас. - Изумительно, пока кое-кому не взбрело в голову присесть на меня, - холодно он отозвался, не собираясь продолжать с ним разговор, собираясь пересесть, но на остановке все пассажиры кроме них покинули вагон, а ехать еще было долго, оставляя их наедине.


- О! Точно. Неподсказуемая - никто тебе не подскажет, как жить, думай сам себе... Вот видишь, ты тут сидишь, никого не трогаешь, а кто-то на тебя сел. А ведь вся наша жизнь - в этом! Сидишь, никого не трогаешь, тут тебе на голову садится твой... твоя... кто-нибудь в общем садится, а ты давай возись с ним? Или с ней, - задумчиво закончил он и тяжко вздохнул. Вагон куда-то ехал - а вот куда? Грантер не был уверен, что ему вообще надо ехать на метро - просто вход в метро вдруг возник перед ним,и вот он зашёл, рассудив, что разницы нет - то ли метро, то ли автобус.
- Вот мы куда-то едем, а куда и зачем? Мы этого не знаем, - вновь обратился он к соседу. Потом ему пришло в голову, что невежливо приставать к незнакомому человеку, и он спросил: - Как тебя зовут?


- Я это заметил, - негромко сказал Анжольрас, глядя на пустившегося в философские размышления пьяницу. Пусть он все еще нёс сущий бред, но что-то в нём было, что до сих пор удержало от намерения уйти в конец вагона, остаться на месте. Для типичного пьянчуги у парня был недурно подвешен язык. - Лично я еду домой, куда едете Вы - не имею ни малейшего понятия.
"И нет желания об этом знать", - про себя добавил Анжольрас, мысленно прося машиниста ускориться, чтобы поскорее покинуть вагон метро, надеясь, что незнакомцу же не понадобится выйти на одной остановки с ним. Ведь правда же?
- Анжольрас, - сначала ему не хотелось отвечать на вопрос, но правила приличий требовали своего, тем более всё равно это их первая и последняя встреча. Ничего, скоро он выйдет на свежий воздух подальше от перегара попутчика, поднимется на верхний этаж и окажется в своей квартире, где его уже точно никто не достанет.


- Анжрс... Анольжрс... Оооо... Суровые родители? - Грантер понимающе покивал. - А я - Грантер. Видишь, насколько мне проще жить? Я, кстати, тоже еду домой - какое совпадение, а?
По правде говоря, он теперь уже сомневался, что едет именно домой. Подозрение, что ему стоило сесть на автобус, только крепло. И... людей кругом не было, кроме этого симпатичного блондинчика с непроизносимым именем, так что имелись все основания предположить, что поезд - последний. А уж если он идёт не туда, куда надо, то у жизни имелись для Грантера плохие новости. Он проверил карманы, не попав в них руками с первого раза, и убедился, что денег у него не осталось вообще.
- Аножарс, меня терзают смутные сомненья, - поделился он. - Куда идёт этот поезд?


Оставив без внимание попытки Грантера произнести его имя и нелепый вопрос про родителей, от которых он давно съехал из-за неразрешимых противоречий, Анжольрас смотрел за потугами попутчика найти карманы, смутно предчувствуя подвох.
- Скоро конечная остановка западной ветки, но тебе не нужно туда? - спокойно поинтересовался он, готовя себя к тому, что от этого Грантера ему еще не скоро избавиться. Всё-таки, вот что делает с людьми разгульный образ жизни и служение Дионису.
Впрочем, это не его проблемы. Сам виноват, может, в следующий раз не будет напиваться, а с другой стороны, что если он бросит его на произвол судьбы, а тот умудрится попасть под машину или еще как умудрится покалечиться?
- Где ты живешь? - устало вздохнув, Анжольрас понимал, что еще потом будет очень жалеть из-за своего милосердия.


- Западная? Нет... Точно не западная, - жалобно простонал Грантер, - мне не надо на западную, останови такси. Водитель! Водитель! Меня везут не туда! А куда мне надо? - он задумался. Реальность уплывала от него - он это чувствовал и был, в общем, не против. - Нам надо в Мордор. Мы не хотим, но идём, - он засмеялся и повалился на своего попутчика, уронив голову ему на плечо. - Хороша шутка, а? - осведомился он благожелательно. - А живу я... где фонтан. Красивый такой, большой и классный фонтан. Он прямо посерёдке, а там от него видно большой красный дом, я на пятом этаже живу. О, смотри, поезд остановился. Мы выходим?


- С тобой всё ясно, - чуть раздраженно дернув плечом, он резко поднялся, не заботясь, что потерявший координацию Грантер завалится на бок. - Тебе не нужно было спускаться в метро, автобусы отсюда уже не ходят, - критично оглядев вид спутника, он продолжил, - а ты не в том состоянии, чтобы вернуться обратно. Идем, переночуешь у меня - подняв того за плечи, он взял Грантера за рукав и потянул за собой к выходу, мысленно распрощавшись со споуойным вечером, но твердо решивший, что если этот свалившийся как снег на голову субъект не будет вести себя смирно - будет спать на балконе. У любого милосердия есть границы.
- И часто ты так? - задал скорее риторический вопрос Анжольрас, ведя Грантера к своему дому. - Следи под ноги.


- У-те-бяяя? - протянул изумлённый Грантер. Когда они поднялись из подземки на поверхность, свежий воздух привёл его в чувство настолько, что он сообразил, что только что произошло, и очень расчувствовался. - Спасибо! - сказал он, пытаясь идти прямо - но его всё равно вело в сторону, и приходилось цепляться за блондинчика - Анжольраса, вот как его звали. Наконец-то буквы его имени соизволили встать в правильном порядке. - Со мной такое редко, - пожаловался он, - редко кто-то бывает ко мне сытры... сыстрды... сырстрыдателен. А ты такой. Ты хороший.

2013-04-19 в 02:04 

лейтенант касатка
сделай еблишко попроще, духовный советский мальчик
Он с трудом удержался, чтобы не сказать, что не так уж трудно ему понять этих людей, отказывающих Грантеру в сострадании, себя уже готов был клясть, что его принципиальность не позволяет пройти мимо, а помочь человеку, попавшему в беду нужно, даже если это заблудший пьяница.
- Да-да, у меня, - призвав на помощь все остатки своего терпения, он отцеплял руки Грантера от себя, слегка вздрагивая, когда тот слишком цепко хватался. Слишком ему непривычны чужие прикосновения, но что поделать - вдруг тот запнется и рухнет на асфальт, а потом его поднимать. - Ты можешь нормально дойти? Совсем немного осталось, - шаря в кармане в поисках ключа, он довел спутника до дома, с тихим вздохом подставил плечо, чтобы довести через ступеньки, решив, что так быстрее, прежде чем наконец-то затащил того в лифт.


- Как хорошо, - бормотал Грантер, уже еле ворочавший языком - временное отрезвление от свежего воздуха прошло, и он неудержимо катился к последней стадии опьянения - то есть к беспробудному сну. - Ты такой хороший. Я этого никогда не забуду. А то бы я остался на улице и умер от холода и голода или кто-нибудь наступил бы на меня... ы... - в лифте он прислонился к Анжольрасу и заснул.


- Эй, не вздумай! - Анжольрас встряхнул обмякшее тело, надеясь разбудить негодяя, который и так слишком часто сегодня прислоняться к нему, а теперь еще и тащить его к себе в квартиру? Он точно издевается. - Грантер! - лифт остановился, но добудиться до спутника не удалось.
Возведя к потолку обреченный взгляд, Анжольрас перекинул руку Грантера и, придерживая за пояс, не без труда дотащил его до своей квартиры, пытаясь одновременно отпереть замки, а после втащить и на ощупь дотащить того до дивана, сваливая тушу с себя.
Уйдя закрыть дверь и снять верхнюю одежду, Анжольрас включил настенный светильник и посмотрел на Грантера. Борясь с соблазном пойти за чайником с водой и полить его, он наклонился, чтобы стащить с него обувь, желая тому утром мучиться от похмелья.


Утром Грантер проснулся с гудящей головой, пересохшим ртом и ужасной жаждой - отнюдь не новый опыт для него. Он открыл глаза и уставился в потолок. Это был не его потолок, а чей-то чужой. Значит, он не у себя дома - и вновь, ничего нового и удивительного.
Он встал на ноги и отправился в привычный квест под названием "найди в чужой квартире ванную БЫСТРО". Нашёл - после этого жить стало немного веселей.
После ванны он отправился в кухню - жажда его мучила ужасно.


Известный закон подлости не позволял поспать в выходной день сколько захочется, вместо этого сон исчезал еще до звонка будильника и не собирался возвращаться. Уткнувшись лицом в подушку, прячась от лучей солнца, Анжольрас надеялся задремать, но не получалось. Проворочавшись, он поднялся, заправил постель, достал полотенце и пошел в ванную, запустив пальцы в кудрявую шевелюру.
Только после душа, наткнувшись по пути об чужие – чужие? – ботинки, он вспомнил, что в квартире не один. Ах, да, на него свалился пьяница, которого пришлось тащить до своей квартиры. Ничего, он его выпроводит и больше не увидит. Осталось только найти его.
Диван пустовал, в комнате Грантера не было, балконная дверь заперта, а выйти из квартиры он бы не смог. Звуки с кухни подсказали, где он сейчас находится. Что ж, по крайней мере, этот человек мирнфо продрых всю ночь и ничего не успел натворить. Быстро надев легкие штаны и натянув светлую футболку, суша волосы полотенцем, Анжольрас направился на кухню.
Молча понаблюдав за Грантером, он достал стакан и налил из графина воды, поставив перед ним, отходя к плите и зажигая конфорку, ставя чайник.
- Как себя чувствуешь? – искоса посмотрев на него, Анжольрас открыл холодильник. Не то, чтобы у него были сомнения в состоянии человека, вечером будучи пьяным. - Присаживайся.


Грантер успел опустошить половину фильтра для воды, когда на кухню вышел человек. Очень красивый и очень молодой человек. В отличие от Грантера, он с утра сиял свежестью, как майская роза, и был в хорошем настроении. Человек дал ему ещё спасительной воды, поставил чайник и осведомился о его самочувствии. Грантер всё это время сидел в прострации и пялился на него во все глаза. Ему было очень обидно, что он ничего не помнит о прошлой ночи. Он склеил такого красавца... И всё забыл?
- Послушай, - хриплым голосом поинтересовался он, - мы с тобой вчера трахались?


Застигнутый врасплох этим вопросом, Анжольрас чуть не приложился головой, когда искал в холодильнике молоко. Возмущенно воззрившись на этого вконец обнаглевшего субъекта, он не знал, с чего бы начать высказываться.
- Ты что себе позволяешь, Грантер? - голос зазвенел от негодования. - Ты совсем ничего не помнишь из вчерашнего?


Грантер облизнул губы, глядя на него. Очень интересно, почему такой красивый парень вдруг повёлся на него - хотя нет, скорей, интересно, почему он сам решился подкатить к такому красавцу. Он свой уровень знал и выше обычно не замахивался.
- Нет, не подумай, что я такая сволочь и всё забыл, что между нами вчера было. Я просто... эээ... а ты, случайно, видео не записывал? Я некоторых подробностей не помню. Или можешь сам рассказать, словами.


Он отказывался верить, что можно настолько перейти любые границы дозволенного, а на утро интересоваться о совместной ночи. Опомнившись, он закрыл холодильник, сигнал которого мерзко запищал, возвещая, что не стоит его так долго держать открытым.
- Конечно, даже на Ютуб выложил, - испепеляя Грантера гневным взглядом. - Ты издеваешься, да?


Он посмотрел на Грантера таким взглядом, что тот аж отшатнулся вместе со стулом и растерянно захлопал глазами:
- Так мы что, не трахались? А почему я тогда здесь? Ты вырезал у меня почку? Отобрал мой паспорт и теперь заставишь заниматься проституцией?

2013-04-19 в 02:07 

лейтенант касатка
сделай еблишко попроще, духовный советский мальчик
- Еще немного и я начну подозревать, что ты носишь с собой фляжку и успел приложиться к ней, - презрительно заметил Анжольрас. - Нет, ничего я с тобой не делал, но последняя мысль неплохая. Может, это бы послужило тебе уроком, чтобы ты не напивался и не присаживался к незнакомым людям на колени в метро.

Грантер тупо уставился на него и некоторое время помолчал. Потом спросил:
- Так что, я сел тебе на колени в метро, а ты забрал меня к себе домой? И всё?


- Почти. Ничего такого не было в метро, - поспешно подчеркнул Анжольрас, решив, что не хватало еще, чтобы этот негодяй чего-нибудь себе нафантазировал. - Ты нёс какой-то бред, а потом оказалось, что тебе не нужно ехать в эту сторону, деньги кончились. Я решил отвести тебя к себе домой... - совсем забыв о чайнике, он спохватился, услышав шипение и умудрился обжечь пальцы. Повернув кран, он подставил их под холодную струю воды и сердито посмотрел на Грантера, будто тот виноват решительно во всём. - В лифте ты вырубился и мне пришлось тащить тебя до дивана. Всё, больше ничего.


- Просто добрый самаритянин, значит? - хмуро уточнил Грантер. - Первый раз вижу такое. И что, и тебе не стрёмно было тащить домой незнакомого чувака? А если бы я тебя изнасиловал и ограбил?


- Не самое приятное времяпрепровождение, когда тащишь на себе пьяницу, - честно ответил ему Анжольрас, успокоившись и наливая чай. - Если бы я был уверен, что ты можешь сам вернуться обратно, то отпустил бы, но не бросать же тебя в таком... беспомощном состоянии, - будто объясняя очевидное, он достал вторую чашку. - О, я бы посмотрел на твою попытку это сделать, только потом мне отвечать за нанесенные телесные повреждения, - фыркнув, он присел напротив и поставил чашки.


- Тебя никто не просил, - вяло возразил Грантер. - Какая тебе вообще была разница? ну и бросил бы меня там. Где мы там были? Вот там бы и бросил. Смысл забирать меня домой? Допустим, я тебя не изнасилую, но всё равно, смысл какой?


Анжольрас удивленно посмотрел на Грантера, всё больше не понимая этого человека.
- Как можно бросить человека одного в беспомощном состоянии? Мало ли что с тобой могло случиться, а мне стоило просто оставить тебя и со спокойной совестью уснуть? - он покачал головой, укоризненно посмотрев на него. - Так нельзя. Люди должны помогать друг другу, а не бросать на произвол судьбы, если кто-то нуждается в помощи. И не похож ты на грабителя и насильника, - делая глоток чая, - пей, тебе нужно привести себя в порядок.


- Как будто ты не понимаешь, как! - фыркнул Грантер. - Ты в каком мире вообще живёшь? Телевизор посмотри - там чувак на рельсы метро упал, а никто не позвал на помощь и не помог ему вылезти, там старика больного оставили умирать, решили, что он пьяный - всем плевать друг на друга! А ты... - он прервался, чтоб сделать глоток чая - сушняк отступать никак не желал - и с новыми силами ринулся в бой. - Ты так говоришь, как будто это нормально и все так делают - помогают друг другу и вообще... Как будто в параллельной реальности живёшь. И ты ещё говоришь, я не похож на грабителя или насильника! Думаешь, они обычно ходят по улице с чулком на голове и членом наперевес?


- Не все люди такие. Представь себе, но найдутся неравнодушные, кто не пройдет мимо, кто спасет ребенка от педофила, собравшегося увести ребенка, кому не всё равно и ничего им за это не нужно. Если рассуждать по твоей логике, то наш мир давно должен был исчезнуть, потому что всем плевать, всех волнуют только они сами. Не суди по отдельным представителям, - Анжольрас начинал распаляться, твердо глядя засверкавшими глазами. - Обществу нужен пример, они должны увидеть и понять, что можно по-другому и с этого всё начнется. Неужели ты не веришь в лучшее? И прекрати намекать про грабителя и насильника, ты не похож, - фыркнул Анжольрас. - Красть здесь всё равно особо нечего, если что.


- Это ты - отдельный представитель! А основной массе как раз плевать! Ну хорошо, я - не грабитель и не насильник, ну а если бы ты кого другого подобрал, и этот бы оказался как раз им? В смысле грабителем или насильником или убийцей, ты как-то слишком высокого мнения о себе, если думаешь, что на вид их можешь отличить. Приволочёшь домой, а он тебя по твоей красивой башке тюк! И всё, конец тебе и твоим красивым идеям!
Почему-то ему вдруг ясно представилось - Анжольрас (он вспомнил его имя) лежит ничком посреди своей гостиной, золотистые волосы слиплись от крови, а кто-то ходит по его квартире и возмущённо бурчит "да здесь даже брать нечего!". Его аж передёрнуло от этой картинки; мысль о том, что кто-то и впрямь может лишить жизни вот это наивное чудо с его горящими глазами и верой в людей, показалась ужасной. Он уткнулся в чашку и замолчал.


- Конечно, лучше и дальше сидеть и рассуждать, какие в своей массе люди ужасные, ведь ты не эта несчастная масса, но зачем что-то делать? Проще осуждать, предрекать гибель человечества, человек человеку волк, не так ли? - нахмурившись, Анжольрас негодующе смотрел на Грантера. Сдув упавшие на лоб кудри, он продолжил, - Ты слишком многое даёшь на откуп этого "если бы". Если бы я привел в дом убийцу, а если б привел нуждающегося в помощи или одного пьянчугу - теперь отказать в помощи всем, боясь за себя? Нет, Грантер, ты просто отказываешься видеть в людях лучшее и верить, что не все на свете ублюдки. Ты не хочешь видеть, ты заперся в своём мире, - во время речи он чуть раскраснелся, уже забыв о намерении поскорее выпроводить гостя за дверь восвояси и заняться своими делами.


- Нет, - возразил Грантер, - вот ты - не масса, это да. Это видно. Посмотреть на тебя - ты над массой торчишь, как... - он озаботился поисками пристойной метафоры, не нашёл, махнул рукой и продолжил, - а если б ко мне подвалил пьяный хрен в метро, я бы его послал. И девяносто девять людей из ста послали бы. А оставшийся один - это ты. Это не потому, что люди ублюдки - тебе кажется, что заботиться только о себе ублюдочно, что ли? это просто нормально, так все живут.
Сердце ему сжимала непонятная тоска; он чувствовал себя идиотом, которому в руки сунули чудо, а он, идиот, и не знает, что с ним дальше делать. Этот Анжольрас такой наивный - просто молодой ещё совсем, ну, сколько ему лет? Восемнадцать, ну, девятнадцать - максимум на вид, с этими его румяными щеками и по-детски нежным ртом. И потому все эти идеи о том, что надо помогать друг другу, мир, дружба, братство и так далее. Когда он повидает побольше, он поймёт, какая это всё ложь и чушь и станет одним из массы - таким же, как и все.


- Возводя подобное в норму и есть одна из причин, почему люди предпочтут пройти мимо. Это неправильно, но кому-то проще идти путем наименьшего сопротивления, а потом говорить как этот мир прогнил. Я не один такой и не считаю себя лучше, - он безразлично пожал плечами, не видя ничего особенного ни в своих поступках, ни уж тем более не ставя себя выше других. - Ты так упорно говорил приводил в пример себя как грабителя и насильника, но ничего не сделал. Выходит, что тебя мне действительно не стоило оставлять, значит, я был прав. Бросив тебя, я не знаю, что с тобой могло случиться.
Анжольрас замолчал, допивая остывающий чай. Зачем он пытается что-то доказать этому человеку, которого вчера он готов был проклинать и искренне пожелал помучиться от похмелья? Сначала он думал, что это обычный алкаш и извращенец, но теперь он заметил в нём безусловно ум и умение отстаивать свою позицию. Неприятно было признавать, но своя правда в его речах была.
- Кто ты, Грантер? - Анжольрас посмотрел на него, при свете дня имея больше возможностей рассмотреть его лицо. Ночное время было к нему более снисходительным, но него не было склонности уделять внешности огромное значение. - Почему ты так считаешь?

2013-04-20 в 18:51 

лейтенант касатка
сделай еблишко попроще, духовный советский мальчик
- Это я у тебя должен спрашивать, кто ты такой и откуда вообще взялся со своими пламенными речами, - покачал головой Грантер. - А таких, как я - пруд пруди. Зайди в ночной клуб, ткни пальцем в первого попавшегося - и вот он, я. Я говорю то, что вижу - можешь мне поверить, я побольше тебя видел. Сколько тебе лет? Восемнадцать?

- Ты? Не я падал на колени к незнакомому человеку и не просыпался в чужой квартире, - возмутился Анжольрас. - Я не хожу в ночные клубы, но тебе виднее. Мне двадцать два, но теперь возраст является веским аргументом, кто чего и сколько видел?

- Зато ты особенный, - тихо сказал Грантер, - а я - как все. Поэтому и спрашиваю - откуда ты взялся, Анжольрас? Двадцать два года, с ума сойти, а ты такой... - он мотнул головй, допил одним глотком чай и встал. - Ладно, всё. Извини, спасибо, всё такое, дай денег на автобус, я пошёл, прекрасное виденье.

- Перестань. Я обычный человек, живой, а не статуя, - слегка поморщившись, Анжольрас поднялся следом. - Ты точно сможешь добраться до дома? - кивком позвав за собой, он прошел в коридор и достал из кармана пальто деньги.

- Не надо из-за меня беспокоиться, - сказал Грантер, идя за ним следом. - Даже если ты это из вежливости спросил, всё равно не надо. Смогу, конечно.
Он взял у него деньги и сжал его руку в своей.
- Слушай... может,я могу для тебя что-то сделать? Ну, я не знаю... я художник, если что. И, кстати, мне же надо будет тебе деньги вернуть. Где, как? Оставь мне свой телефон, а?

- Дай слово, что доберешься домой без поиска приключений на свою голову. Не мне тебе указывать, но лучше бы ты не напивался так больше, - не сразу высвободив руку, он достал блокнот с ручкой, написал свой номер и вырвал лист. - Нормально тебе добраться и проспись, - отдав ему листок, Анжольрас открыл дверь.

- Слово даю. Спасибо, - Грантер бережно сложил листок с номером и сунул в карман. - Ладно, пока, Анжольрас. Я, знаешь, рад, что тебя встретил.
Он вышел на улицу и глубоко вдохнул свежий воздух. Почему-то казалось, что жизнь стала чуточку лучше. Странное дело - обычно он чувствовал себя таким счастливым только когда напивался, но сейчас он был абсолютно трезв.
Широко улыбаясь во весь рот, Грантер пошёл к автобусной остановке.

Ночь после клуба

Апрельская ночь невыносимо тёплая и светлая, воздух чистый и пьянящий - и это ситуации не помогает, потому, что эта ночь призывала к любви. А Грантеру, наоборот, нужно было что-то, чтоб успокоиться и мыслить здраво. Не думать о любви. Не думать о поцелуях. Не думать о поцелуях с Анжольрасом.
Что было очень сложно, ещё сложней, чем до этого - до этого он тупо ни на что не надеялся, кроме дружбы, и ту принимал, как подарок - Анжольрас, это чудо, красивый, пылкий, искренний - дарил его своею дружбой, и этого было более чем достаточно. Но сегодня... Они все отправились в клуб, и Анжольрас пошёл с ними, вопреки обыкновению - он был очень рад успеху их нового проекта, и согласился не бросать компанию. Конечно, он не собирался пить - конечно, выпивку ему подсунул Баорель, любитель дурацких шуточек. "Это сладенький безалкогольный коктейльчик, Анжо, специально для тебя!" - уверял он. Коктейльчик действительно был сладенький, но отнюдь не слабенький. Анжольрас выпил стакан и захмелел - сначала у него покраснели щёки, потом он начал смеяться шуткам Баореля, чего вообще-то никогда не бывало, потому, что шутки Баореля обычно сводились к тому, что кто-то кого-то трахнул куда-то не туда, потом начал воодушевлённо рассказывать какую-то историю, неожиданно закончил её оптимистичным "А потом они все умерли!" и упал на Грантера в приступе хохота. Грантер пытался его вразумить, усадить прямо, но Анжольрас не желал с него вставать. Он так и заявлял - "Я свободная личность в свободной стране и могу лежать, где хочу и на ком хочу!".
Грантер честно держал себя в руках и не трогал его, но Анжольрас, которому надоело лежать просто так, повернулся и поцеловал его - что вызвало у всей компании друзей просто-таки непристойный рёв и гогот. Что за поцелуй - просто прикосновение губ к губам, но Грантер чуть не умер на месте. Он решил, что свежий воздух отрезвит Анжольраса, и повёл его прочь из клуба, не обращая внимания на радостные вопли Баореля о том, что кто-то кого-то наконец-то трахнет, и тонкие намёки на то же самое от Курфейрака.
Анжольрас обвился вокруг него, как лиана - обнял за талию, положил голову на плечо, и вот так они шли, обнявшись, как влюблённая парочка.

В голове приятно гудело, звуки музыки все еще были на слуху, а сам Анжольрас давно не чувствовал себя так легко, так хорошо. Не надо ни о чем думать, все получилось, он среди своих друзей, а впереди предстоит много работы, но важный шаг сделан.
Осознание этого опьянило еще до предложенного коктейля Баорелем и, решив, что почему бы хоть раз в жизни не позволить себе большее, он выпил, а потом еще, и еще, смеясь над шутками, которые раньше вызывали одно отвращение. И почему он так к этому всерьез относился?
Грантер же будто решил сменить Комбеферра и заделался в няньки, присматривая за ним, пытаясь усадить в "пристойное положение". Да что такого Анжольрас делал? И почему это ему нельзя было вскочить на стол и танцевать? Когда же Грантеру удалось его удержать подле себя, растроганный такой заботой решил отблагодарить его, поцеловав как умел. Точнее, не умел.
Жаль, что тот подумал, что Анжольрасу лучше будет на свежем воздухе. Ему же и так было хорошо.
Обняв Грантера, чувствуя как асфальт под ногами хочет куда-то уплыть, а мир казался еще прекрасней чем прежде, Анжольрас прижался щекой к щеке Грантера.
- Какое небо, ты посмотри, - мечтательно произнес Анжольрас, - мне нравится, мне так нравится, - выдохнул он прямо в шею, задевая губами кожу и начиная оседать, когда споткнулся. - А почему мы ушли? - запнувшись во второй раз, он прильнул к Грантеру, поднимая голову и вопросительно посматривая, приоткрыв рот.

Грантер не знал, как у него хватило на это силы воли. Как он дошёл до своей квартиры, ведя с собой Анжольраса, пьяного, который почти не держался на ногах, повисал на нём, шептал глупости, обжигая шею дыханием, прижимался щекой - и Грантер видел так близко изгиб белой шеи под золотистыми кудрями, маленькое ухо, полуоткрытый нежный рот. Как он не впился в него губами, зубами, не прижал к себе прямо на улице - и Анжольрас ведь не стал бы сейчас сопротивляться! От этой мысли у него сносило крышу, и вся кровь отливала от мозгов и отправлялась на вечеринку внизу.
Как-то он всё-таки дошёл до своей квартиры, довёл, а точней, дотащил Анжольраса, открыл дверь и завёл его внутрь.

- А теперь ты меня затащил домой, - Анжольрас рассмеялся и обнял Грантера, уткнувшись ему в шею, находя всё это забавным. - У меня перед глазами всё плывет и здесь темно, - пожаловался он, резко отлипнув от Грантера, попытался пройти вперед, но покачнулся и чуть не сполз по стене. Ноги отказывались нести своего владельца.
Прислонившись спиной к стене, Анжольрас протянул руки к Грантеру.
- Ты не поможешь мне или пройдешь мимо? А то вдруг я чего натворю, а ты меня впустил сюда, - чуть ли не хихикая заметил он, глядя загоревшимся взглядом и загадочно улыбаясь.

Грантер понял намёк на их первую встречу и усмехнулся - надо же, как поменялись роли, теперь он сам притащил пьяного Анжольраса к себе домой!
Теперь бы ещё успокоить его и уложить спать. Грантер не был уверен, что найдёт в себе силы отказать, если Анжольрас будет и дальше вешаться к нему на шею. Даже мысль о том, что на следующий день после такого Анжольрас, может быть, не захочет его больше видеть, не так уж охлаждала - перспектива держать его в своих объятиях, впиваться поцелуями в его нежный рот, в белую шею, кажется, перевешивала.
Но пока он сдерживался.
- Я тебе помогу, конечно, но ты веди себя прилично, а завтра же сам пожалеешь, - сказал он и, обхватив одной рукой Анжольраса за плечи, а второй подхватив его под коленки, поднял его на руки. Теперь нужно было пройти в спальню и не упасть самому и не удариться Анжольрасом об косяк двери - и он справился с задачей на ура. Опустив Анжольраса на кровать, он собрался оставить его там, а сам уйти в гостиную и лечь спать на диване.

2013-04-20 в 18:54 

лейтенант касатка
сделай еблишко попроще, духовный советский мальчик
Обвив шею Грантера, Анжольрас чувствовал себя таким счастливым, беспечным, а отношение Грантера к нему заставляло что-то сладко сжиматься внутри в ожидании чего-то. Когда-то он думал, что ни за что больше не увидит его, но всё сложилось по другому. Он умудрился войти в его жизнь, быть всегда рядом, пусть все такой же циничный, но Анжольрас видел, что Грантер вовсе не такой, каким хочет другим казаться.
Без него Анжольрасу трудно было представить свою жизнь.
- А я не буду вести себя прилично! - заявил он, не отпуская Грантера, а наоборот дернул его на себя, вцепившись и, найдя его губы, накрыл их своими, неумело и неловко целуя.

Грантер потерял равновесие и упал на него сверху, Анжольрас оказался под ним - гибкий, горячий - он попытался высвободиться и встать, но Анжольрас поцеловал его, неумело, неловко, но так сладко - и он ответил на поцелуй, жадно и страстно.
- Ты же пожалеешь об этом завтра... - прошептал он, оторвавшись от губ Анжольраса - от поцелуя они припухли и потемнели, хотелось впиться в них ещё раз, и целовать, целовать до умопомрачения.

Он задышал чуть чаще, огорченно вздохнул, когда Грантер чуть от него отстранился.
- Это мой выбор, я решил, - твердым тоном заявил Анжольрас, притягивая Грантера обратно. Он погладил его по щеке, провел пальцами по его губам, прежде чем поцеловать в уголок губ. - Или тебе неприятно? - предположил Анжольрас, опустив руки к плечам, поглаживая их.

- Шутишь? - выдохнул Грантер. - Ты разве не знаешь, что я... - он наклонился и накрыл его губы своими, смял их в жёстком поцелуе. Как в лихорадке, он целовал Анжольраса в губы, в шею под массой золотистых волос, гладил его всюду, где мог дотянуться.

- Грантер, - шептал как в забытьи Анжольрас, отвечая на поцелуи, пусть неумело, но со всем нерастраченным пылом, - Грантер, - как заклинание твердил он, запрокидывая голову, подставляя шею, вцепляясь в плечи, тяжело дыша. Неведомые до этого ощущения обрушились на него, сметая, заглушая остатки разума, оставляя одно лишь желание.
Тело горело, покорно выгибалось навстречу, а еще до одури хотелось прикоснуться кожа к коже. Поддавшись импульсу, Анжольрас чуть не порвал футболку Грантера, лихорадочно оглаживая спину.
- Грантер, я... - он не знал как объяснить, что чувствует, теряясь, но зная одно точно, что не хочет отпускать Грантера, хочет, чтобы тот был рядом, поэтому просто притянул к себе, впиваясь с каким-то отчаянием в губы.

Грантер, совершенно ошалевший, слегка отстранился, чтоб сорвать с себя футболку и швырнуть в угол, и опять прижался к Анжольрасу, их ноги переплелись, он тёрся пахом о его бедро и отчаянно впивался ему в губы, в промежутках между поцелуями шепча:
- Я тебя люблю, я так тебя люблю, ты же знаешь... Я всё для тебя сделаю, ты только позволь мне... хочешь, я в рот возьму? Я умею, ты не пожалеешь...

На какой-то миг он замер, мысленно повторяя вновь и вновь, что он любит его, любит и только его, а эти взгляды, случайные прикосновения, всегда рядом - как он был слеп.
И вместе с тем счастлив.
- Н-не надо, - прошептал Анжольрас, прижав к себе Грантера, обнимая, вслепую находя его губы. - Не так, ты не должен, - мысли путались, не желая выстроиться в единую речь. Осторожно просунув между их телами руку, Анжольрас провел по выпуклости на штанах Грантера, поглаживая, не имея толком понятия, что делает, но не желая, чтобы только Грантер дарил ему свою любовь, а он только получал.

Грантер ахнул, когда рука Анжольраса легла прямо на его возбуждённый член.
- Подожди... я счас просто лопну, - пробормотал он и поспешно расстегнул джинсы, сначала свои, потом Анжольраса, и обхватил его горячий член рукой. Крышу у него стремительно уносило куда-то вдаль.
- Ты меня хочешь? - зашептал он, быстро двигая рукой, - Анжольрас, я с ума от тебя схожу, ты такой горячий, я не думал даже, ты такой красивый, и ты мой, я тебя люблю, боже мой, как я тебя люблю...

Анжольрас громко застонал, запрокидывая голову, не в силах сказать и слово, плавясь и задыхаясь от удовольствия. Обхватив рукой член Грантера, он сначала неуверенно, но после распалившись, принялся ласкать, обводить большим пальцем головку.
- Да... Грантер, да! - постанывая, он ускорил движения, чувствуя, что сам долго не продержится в силу неимения опыта. - Грантер, - обняв его свободной рукой, он уткнулся лицом в плечо, прикусывая кожу, с тихим всхлипом кончая.

Грантер кончил вслед за ним, уже не в силах сдерживаться, от одной мысли, что это Анжольрас его ласкает. Он всей тяжестью рухнул на него, уткнулся лицом ему в шею, обхватил его руками - вот так, мой, попробуйте только отнять.
Глаза у него смыкались, он медленно и ласково, уже засыпая, целовал Анжольраса в шею.

2013-04-20 в 18:56 

лейтенант касатка
сделай еблишко попроще, духовный советский мальчик
А утром...

Грантеру приснилось, что его душит удав - тяжёлая, длинная и почему-то горячая змеюка обвилась вокруг его ног, сдавила грудь и шею. Он охнул и проснулся - оказалось, что это Анжольрас во сне навалился на него всем телом, уткнулся носом в шею, обхватил руками, переплёл его ноги со своими.
Грантер и хотел бы полежать с ним в обнимку, да мешала мысль о том, что вот сейчас он проснётся, увидит его в своей кровати - и тут же залепит по мордасам. И больше никогда в жизни не захочет видеть. Вчера, в пьяном виде, он говорил, что это его выбор - ну да боже мой, Грантер в пьяном виде чего только не говорил. Один раз он, напившись, объявил себя свиньёй и в доказательство этому хрюкал, заглядывал всем девушкам в декольте и говорил, что ищет там жёлуди.
Так что он осторожно распутался - Анжольрас не проснулся, только пробормотал что-то и с несчастным видом обнял подушку - и отправился в душ, а потом - на кухню.
Собрал все коробки из-под пиццы, пакеты из-под чипсов, печенья, сухариков, фантики, банки и бутылки из-под выпивки, столетние полусгнившие банановые шкорки, засохшую кожуру от апельсинов, огрызки от яблок и прочую дрянь и отправился выносить мусор. Вернулся, поставил варить кофе и принялся перемывать посуду.

Что-то большое и теплое выскальзывало из рук, но он упорно пытался зацепиться и не отпустить. Ему так хорошо, так тепло и уютно, зачем же всё портить? Но силы оказались неравны, оно ушло, оставив после себя замену в виду подушки, но это не, совсем не то.
Перекатившись на место, где лежало оно, Анжольрас пригрелся, довольно улыбаясь, такой знакомый запах успокаивал... Знакомый?
Не сразу сумев разлепить веки, ему хватило одного взгляда, чтобы понять, что проснулся он точно не у себя дома и даже не у Комбеферра или Курфейрака. Приподнявшись, он осмотрелся, увидел валяющуюся на полу полуразорванную футболку Грантера и тут на него накатило понимание, что было вчера в клубе и что произошло потом. К его удивлению, жуткого похмелья не ощущалось, а ведь его сразу вынесло с одного бокала - чертов Баорель с его идиотскими шутками!
Присев и свесив ноги на пол, Анжольрас восстанавливал картину прошедшего вечера и чем больше вспоминал, тем сильнее заливался краской смущения. Боже, что он творил, как он после этого может кому-то пенять по поводу алкоголя? Запрещать Грантеру пить...
Потерев виски и решительно поднявшись, он отправился туда, где по его мнению могла располагаться ванная. судя по звукам с кухни, Грантер был дома и никуда не ушел, значит, тем лучше, им нужно поговорить.
Вернувшись из ванны и направившись на кухню, Анжольрас испытывал странное дежа вю. Он также молча наблюдает за Грантером, не зная с чего начать, вот только ролями они поменялись и зашли гораздо дальше, чем когда-либо.
- Грантер, - ему бы хотелось, чтобы его голос звучал твердо, но вместо этого вышло хрипловато и больше просительно, но он все так же упрямо смотрел, подняв голову, не собираясь отступаться от своих намерений.
Он всё еще помнил его слова, но ему нужно было получить ответы.

Грантер как раз задумчиво мыл посуду и гадал, вспомнит ли Анжольрас, что они вчера творили, или не вспомнит, а если вспомнит, что ему сказать, чтоб не расстраивать - соврать, что приснилось? И тут за его спиной раздался голос Анжольраса. От неожиданности Грантер дёрнулся и уронил тарелку в раковину. Хорошо хоть не разбилась.
- Привет, - сказал он, стараясь, чтоб голос звучал, как обычно. Он повернулся и приветственно помахал рукой в мыльной пене. - Кофе только что сварился, наливай себе.
Анжольрас выглядел, как всегда, свежим и цветущим, как будто и не пил вчера - удивительное дело, Грантер с утра выглядел так, как будто пил накануне, даже если и не пил.

- Спасибо, - он сделал вид, что не обратил внимания, как Грантер выронил тарелку, на его попытку говорить в своей обычной манере. Со странным для себя спокойствием, учитывая, что он вчера творил в клубе и как домогался Грантера, налил чашку кофе и присел. Кто бы мог подумать, что он будет так себя развязно вести, но почему-то ему нисколько не стыдно. А должно бы, но или Грантер на него так дурно влияет, или в нём что-то изменилось.
Но что думает об этом сам Грантер? Невольно вспомнив их самую первую встречу, Анжольрас решил повторить ту же самую сцену.
- Скажи, между нами что-то было? – он сделал глоток, скрывая предвкушение от ответа. Ответит честно или начнет врать ему?

Грантер уставился на тарелки в раковине и хорошенько подумал. Наконец, ему пришёл в голову самый верный вариант ответа, который он и озвучил:
- А что?

Анжольрас тихо хмыкнул в чашку, оценив маневр Грантера, но он не позволит ему так дальше увиливать.
- Я прекрасно помню, что было в клубе и когда ты вёл меня домой, - добавив строгости своему голосу, он требовательно посмотрел на Грантера. - А дальше? Откуда у меня это? - он чуть наклонил голову, коснулся пальцами засоса на шее.

Грантер чувствовал себя, как грешник в аду, которого черти кусают за пятки. Он стоял лицом к раковине и корчил страшные рожи струе воды и грязным тарелкам. "Что мне ему сказать?" - вот, что выражали все рожи.
- А ты что, - выдавил он наконец, - не помнишь ничего?

Отставив чашку, Анжольрас поднялся и подошел к Грантеру со спины.
- Повернись ко мне и просто скажи, что вчера было, - чуть смягчив свой тон, - чего ты боишься, Грантер? Посмотри на меня, - сжав его правое плечо, он потянул к себе.

Грантер резко выдохнул, когда Анжольрас взял его за плечо, потом развернулся к нему лицом и решительно сказал:
- Ну ладно, всё, можешь мне врезать. Я знаю, что у тебя раньше никого не было и догадываюсь, что вряд ли ты горел желанием, чтоб твой первый раз был со мной... или вообще с кем-то вроде меня. Или вообще был. Ну короче, мы вчера с тобой немного... - он запнулся, подыскивая слово, подходящее для того, что они вчера с Анжольрасом делали. Будь это кто-то другой, он сказал бы "трахались" или ещё что похуже, но это же был Анжольрас, - занялись любовью, - наконец, нашёл он более или менее подходящее слово. - Немножко. Ничего серьёзного. Можно не считать. Я виноват, но я просто не смог остановиться. Я воспользовался и вообще...

- "Немного занялись любовью" - интересная формулировка, - задумчиво заметил Анжольрас, наклонив голову на бок, рассматривая лицо Грантера. - Ты не сдержался из-за обычного желания - как любит выражаться Баорель? - впрочем, нет, к черту его, - фыркнув, он пообещал себе, что потом у него будет отдельный разговор с этим юмористом, - просто завалить меня или нет? Не смей мне лгать, мне нужна правда, - властным голосом потребовал Анжольрас, ловя взгляд Грантера и строго посмотрел на него.

- Ну, немного - в смысле, ничего непоправимого, в смысле... ха ты же не девушка, с тобой непоправимого не может быть... ну в смысле, так, баловство, это даже сексом не считается, обычный петтинг. А я не сдержался, потому что ты был такой... ээ... пьяный и классный... ну ты и вообще классный, но вчера был прямо вообще. Блин, короче, не мучай меня, врежь мне уже! - не выдержал он.

Он медленно вдохнул и выдохнул, желая врезать Грантеру отнюдь не из-за ночи, а из-за его трусливого увиливания. Слова, ему нужно было услышать те самые слова, произнесенные при трезвой памяти и в полном сознании, убедиться, что это правда, что не пьяный бред или ему, Анжольрасу, это не почудилось.
- Затрудняюсь решить, считать ли мне твои слова комплиментом или это издевка, - начиная раздражаться, он сделал шаг вперед, тесня Грантера к раковине. - Долго ты собираешься продолжать эту игру? Хорошо, мы с тобой "немножко занялись любовью", но ты не воспользовался положением - почему? - схватив его за плечи, Анжольрас пытался прочитать его ответ, уже начиная думать, что он просто сам себе всё придумал.

Грантер только ойкнул, когда край раковины впился ему в поясницу, а пальцы Анжольраса - очень разозлённого, надо сказать, Анжольраса - в плечи. Он вообще перестал понимать, что происходит. Он ожидал, что ему влепят по мордасам, или прочитают лекцию о культуре изнасилования - короче, чего угодно, только не таких странных вопросов.
- Да почему издевка, Анжольрас? Ты же знаешь, как я к тебе отношусь - ну, вот и... Что за вопрос - почему? Потому, что мы - люди, люди этим занимаются, правда, не у всех хорошо выходит... Вот у нас с тобой как-то тупо вышло, я и говорю: я - виноват, я мудак!

Теперь ему хотелось не только врезать, но и немедленно уйти. Оставалось два варианта: Грантер ничего не скажет или Анжольрас ошибся. В конце концов, с чего он решил, что Грантер что-то к нему испытывает?
Но его взгляды, это желание быть рядом, готовность сделать всё, что угодно, намеки со стороны друзей, его слова ночью и нежные поцелуи с объятиями - неужели это неправда?
Посмотрев на Грантера так, будто он собрался брать приступом здание правительства, Анжольрас притянул его к себе, накрыл губы своими, целуя еще так неумело, но с напором.
- И? - оторвавшись от него, спросил он. - Что ты чувствуешь ко мне?

И опять: Грантер ждал чего угодно, но только не поцелуя, а Анжольрас его именно поцеловал. Какое-то время не имело значения ни то, что ему в поясницу всё также врезался край раковины, ни то, что ему в спину брызгала вода. Потом Анжольрас оторвался от него и потребовал ответа, который он и так знал.
- Я... ты же знаешь, Анжольрас, - пробормотал Грантер и обхватил его за талию мокрыми руками. - Ты знаешь, что я тебя люблю, зачем спрашиваешь-то?

- И вот это ты не хотел мне сказать? Господи, Грантер, ты идиот, - облегченно вздохнув, Анжольрас почувствовал как отлегло от сердца. Он ему не врал, значит, всё это правда. - Мне нужно было знать, может, я сам это выдумал, - прижавшись лбом к плечу Грантера, негромким голосом, - вдруг мне почудились твои слова ночью или ты был пьян, поэтому так сказал.

- Да я же не пил почти, - пробормотал растерянный Грантер. - Слушай... так ты не злишься на меня? - он наклонил голову и прижался губами к его золотистой макушке.

2013-04-20 в 18:57 

лейтенант касатка
сделай еблишко попроще, духовный советский мальчик
- Если только из-за твоего упрямства не говорить правду. Почему мне всегда нужно вытягивать её из тебя? - сердито поинтересовался Анжольрас, поднимая голову. - Честно говоря, жертва здесь больше ты, ведь это я лез к тебе, а ты же не железный. Нельзя мне больше пить. Впустил к себе в квартиру, а что в итоге? - фыркнув, он обнял Грантера. - Как видишь, иногда знакомый человек может повести себя... нетипично.

- Почему вытягивать? Я думал, ты знал... все знают! Шуточки всякие шутят... - пробормотал он, гладя Анжольраса по спине, сминая его футболку. - А ты как... - он прервался, чтобы поцеловать его в губы. - Ты как к этому относишься? в смысле... ты не против, что я тебя люблю? Позволишь мне?

- Я был слеп, а после стал сомневаться, - покачав головой, он провел ладонью по щеке Грантера. - Если бы я был против, думаешь позволил бы тебе всё, что было ночью? Я не бесчувственная статуя, Грантер, я такой же человек, как и ты, - притянув его ближе, он шепнул ему в губы.

Чувствуя, что вот-вот разорвётся от переполняющих его эмоций, Грантер стиснул его в объятиях и спрятал лицо у него на плече.
- Я бы никогда не поверил... - пробормотал он невнятно. - Ну, ты и я? почему я? Ты можешь выбрать кого угодно, кого-нибудь в тысячу раз красивей и умнее и лучше и вообще... с кем не стыдно будет рядом по улице пройти...

Он нахмурился, не понимая, откуда в этом цинике и любителе съязвить такая зашкаливающая самокритичность.
- Перестань говорить такие глупости. Ты себя слишком недооцениваешь, - покачал головой Анжольрас, гладя Грантера по спине. - Ты замечательный человек, только не хочешь верить в лучшее в людях и постоянно со мной споришь, - хмыкнув, он забрался рукой под футболку, оглаживая кожу спины, - но я над этим поработаю. Теперь-то ты согласен, что я был прав, когда забрал тебя пьяным домой?

[end]

     

главная