will u play ur role with me?

19:10 

лейтенант касатка
сделай еблишко попроще, духовный советский мальчик
e\R, reincarnation!AU

оба на месте, играют анонимно

Комментарии
2013-05-18 в 19:11 

Грантер впервые за свою жизнь встал рано, чтобы пойти на работу. Ну ладно, не очень рано, в девять утра — пару ему поставили на половину двенадцатого.
На самом деле Грантеру вообще не приходилось вставать и куда-то идти на работу, потому что, кончив учиться, он занимался только фрилансом, наслаждаясь возможность просыпаться в полдень и работать только тогда, когда хочется, не впрягаясь в унылую рутину рабочих будней. Он бы вообще предпочёл не работать, но не сидеть же на шее у родителей в двадцать семь лет, а никаких богатых дедушек, способных отписать ему наследство, у Грантера не было. Кошмарная ситуация. Приходилось писать статьи и рисовать, а ведь он мог бы потратить это время на то, чтобы бесцельно шляться по городу или бухать с друзьями. Теперь ещё и преподавание — Грантер должен был заменить одного своего старого знакомого, чтобы почитать лекции по мировой культуре на факультете политических наук.
Ему было не по себе.
Нет, он не боялся выступать перед аудиторией, сложно было вообще найти вещи, которые заставили бы Грантера смутиться (пожалуй, этот список начинался и заканчивался голым Анжольрасом, Грантер ещё не видел, но готов был поспорить, что начнёт краснеть, как школьница), просто там, среди студентов, сидел Анжольрас.
Отличный способ доказать, что Грантер не просто безалаберный алкоголик.
Только вот смешивать свою прошлую и настоящую жизнь Грантеру не хотелось: словно Анжольрас исчезнет, стоит им только узнать друг друга поближе. Возможно, Грантер так и не привык воспринимать его как реального человека. Он помнил прошлое очень долго, просто как-то на первом курсе проснулся от своего собственного крика, потому что во сне его расстреляли — и с тех пор эти сны, очень реалистичные, не превращающиеся в зыбкую дымку бреда даже днём, преследовали его. Там были друзья, там был Анжольрас и неудавшаяся революция 1832 года. Ничто больше не переворачивало так его жизнь.
О нет, дело было вовсе не в том, что от одного воспоминания о прекрасных глазах Анжольраса (и других частях тела, не менее прекрасных) он вдруг наполнялся вдохновением, просто вся эта «прошлая жизнь» очень наглядно демонстрировала, какое же он всё-таки безвольное говно. Анжольрас, сам того не зная, вероятно, сказал ему самую обидную фразу, которую только можно выдумать: «Грантер! Ты неспособен ни верить, ни думать, ни хотеть, ни жить, ни умирать», — презрительно произнёс он тогда. И оказался почти прав. Грантер смог только умереть рядом с Анжольрасом — и то по чистой случайности, потому что проснулся как раз в тот момент, когда Анжольраса собирались расстрелять. От мысли о том, что он мог бы это проспать, у Грантера до сих пор тягостно сжималось сердце. Именно это заставило его наконец хоть немного взяться за ум. Хотя, как потом выяснилось, Анжольрас всё ещё считал его образ жизни чудовищным. А Грантер всё ещё обожал его и не готов был гордо хлопнуть дверью в ответ на очередную нотацию.
С такими чувствами к одному из студентов ему вообще стоило отказаться от этих лекций, но когда Грантера волновала этика? К тому же ему нужно было заняться хоть чем-нибудь, потому что сидение дома и встречи с Анжольрасом, всё ещё холодным, как мрамор, загоняли Грантера в чёрную меланхолию. Не то чтобы его пугал алкоголизм, который ему пророчил Анжольрас, просто Грантер заметил за собой, что начал напиваться не до веселья, а до пьяных истерик. В прошлый раз он обнаружил себя ревущим на плече Эпонины. Отвратительно. Ему стоило как-то развеяться, и нервотрёпка с детишками — хотя какие они детишки? Лет на пять младше самого Грантера — отлично подходила для этого.
Он остановился у двери аудитории.
Грантеру прежде не приходилось читать лекции, но он был уверен, что справится. Во-первых, долгая болтовня была его любимым речевым жанром, во-вторых, добрый приятель выдал ему конспекты, в-третьих, он сам учился в университете и знал, что приятнее всего слушать преподавателя, когда тот перемежает изложение материала байками по теме. Тут главное не забывать про лекцию, потому что когда преподаватель начинает болтать о себе — это ужасно скучно (Грантер был не настолько самовлюлён, чтобы считать, будто его личность невероятно интересна толпе студентов). К тому же его просили читать нормально. Ну заодно и выглядеть нормально тоже. Грантер считал, что с этим прекрасно справился: с утра он побрился и причесался, накинул поверх майки кардиган, чтобы прикрыть татуировки, нацепил очки, чтобы выглядеть интеллектуальней — и видеть лица студентов на последних рядах, — а драными чёрными джинсами вряд ли можно кого-то удивить. Разве что Анжольраса, который, конечно, молча его осудит.
Потоптавшись немного на пороге, Грантер распахнул дверь и зашёл в аудиторию.
— Так как ваш преподаватель попал в больницу, вести занятия буду я. Меня зовут Жорж Грантер.
Только после этого он позволил себе отвести взглядом аудиторию и найти Анжольраса. Встреться они глазами чуть раньше — и Грантер точно не смог произнести ни слова.

URL
2013-05-18 в 23:14 

Анжольрас не любил историю культуры. Не совсем бесполезный предмет, конечно, он нужен для развития кругозора, но тратить на него столько времени... Бессмысленно. Но преподаватель ему скорее нравился: приходил, читал свои лекции по бумажке и уходил, не требуя от них ничего сверхъестественного. И, конечно, никакой отсебятины, все только по делу, только то, что понадобится им на экзамене.
Но на последнем занятии он объявил, что его заменят со следующей недели: на неопределенный срок, но он постарается выздороветь к экзамену. Черт.
Оставалось только надеяться, что новый лектор окажется нормальным.
Анжольрас явился на лекцию вовремя: как всегда. Опаздывать он ненавидел.
Им рекомендовали преподавателя как человека знающего, великолепного специалиста по двадцатому веку, очень талантливого, в общем, расхвалили его по полной. Но Анжольрас уже готовился не поверить этому.
И не зря.
Когда преподаватель вошел в аудиторию, Анжольрас сначала не поверил своим глазам. Но он представился, и деваться от правды уже было некуда.
Грантер. Дьявол. Что он вообще здесь забыл? Как он умудрился стать преподавателем? Он что, закончил университет? Он что, вообще смог сюда поступить? И его не выкинули из школы? И его называют великолепным специалистом? Да они все просто издеваются.
Грантер, бесполезный пьяница, вечный скептик, может, и не такой уж необразованный - судя по его пьяным речам, - но все равно, он асоциален, он бесполезен, он ни на что не годен - и преподавать? Быть того не может.
Нет, Грантер все же получил в его глазах небольшое преимущество, когда Анжольрас... когда он вспомнил.
Последние минуты запомнились ему особенно ярко, и поведение Грантера было... достойным. Анжольрас даже позавидовал ему: блудный сын Революции, который все же сделал правильный выбор. Он был мертв и ожил, пропадал и нашелся. Но до этого... лучше даже не вспоминать. И в этой жизни Грантер не пытался сделать ничего, и Анжольрас уже почти успел разочароваться в нем снова. Грантер продолжал пить - и напивался до совершенно непотребного состояния, - и снова цинично насмехался над всем. Как будто не он перед смертью тогда объявил себя сторонником Революции. Он ведь мог просто уйти - солдаты знали, что он спал, напившись, - но он предпочел умереть за идею, которую не разделял. Все же было в этом что-то, что мешало Анжольрасу снова презирать его.
А теперь он здесь. Он ведь никогда не говорил, что он преподает - даже не заикался, что он вообще закончил университет, тем более Сорбонну, а ведь это не так-то просто. Ладно, остается только смириться - и спросить его обо всем позже.
Анжольрас снова посмотрел на Грантера. Ну, он хотя бы трезв - уже хорошо.
Плюс ему в карму.

URL
2013-05-18 в 23:54 

Анжольрас выглядел шокированным, и это Грантера несказанно радовало. Как и то, что мир не свалился внезапно в чёрную дыру в тот момент, когда произошло узнавание — именно этого Грантер ожидал.
На рефлексию времени не было, Грантер начал читать лекцию.
Приятель прислал ему текст, который по идее Грантер должен был зачитывать студентам. Этот приятель был блестящим учёным, но отвратительным рассказчиком, поэтому пред тем, как читать лекцию, всегда печатал её на бумажке. Грантер этого терпеть не мог, он всегда предпочитал импровизацию — в том числе и потому, что её намного легче воспринимать на слух. После бутылки вина он решительно вычеркнул все унылые места, оставив только то, что обязательно надо записать. Остальное он расскажет своими словами без труда. В результате от огромной простыни текста остались тезисы и определения, на которые Грантер и ориентировался.
Всё оказалось не так уж и сложно.
На самом деле Грантер просто очень хорошо владел языком, куда лучше, чем средний его сверстник.
Во-первых, его папенька был писателем, во-вторых, Грантер очень рано понял, что если что и может привлечь к нему людей, то исключительно богатый внутренний мир, потому что внешними данными природа его обделила. То есть, теперь, вспомнив о прошлой жизни, Грантер считал, что ему ещё повезло, потому что в двадцать первом веке — спасибо развитию медицины — он мог похвастаться чистой кожей и здоровыми зубами, пусть и росли они не очень ровно. В любом случае в школе он был страшненьким и носил очки, без умения выражать свой богатый внутренний мир — никуда. Грантер научился складно говорить, научился быть обаятельным (не сознательным усилием, конечно, для него Грантер был слишком ленив, просто интуитивно смог подстроиться), хотя его личного опыта хватило бы на диссертацию о лукизме. Зато с тех пор никаких проблем с выступлениями у него не было, даже после нескольких бутылок вина.

URL
2013-05-19 в 10:39 

Анжольрас только фыркнул, услышав, как однокурсницы шепчутся за его спиной. Им, кажется, Грантер понравился.
Что ж, они просто не знают того, что знает Анжольрас. Они и понятия не имеют, насколько он отвратителен с этой своей привычкой напиваться и лезть к Анжольрасу.
Впрочем, лекция и вправду была неплохой - интересные факты, доступное изложение, и, слава богу, Грантер учел, что студентам нужно за ним записывать. Интересно, какой темой Грантер занимался? Явно же чем-то, связанным с двадцатым веком. Иначе их преподаватель попросил бы кого-нибудь другого.
Нет, стоит все-таки спросить у Грантера, что все это значит. Может, это какая-то шутка? Хотелось бы верить.
Еще не хватало сдавать ему экзамен, это же будет настоящий ад.

URL
2013-05-19 в 10:58 

Грантеру определённо нравилось стоять за кафедрой: оттуда можно было беспрепятственно любоваться Анжольрасом, только иногда приходилось отворачиваться, чтобы писать на доске имена. Грантер старался не пялиться слишком уж откровенно, хотя бы уверен, что и другие преподаватели на первых лекциях заинтересованно рассматривали Анжольраса, это живое доказательство, что природа ещё способна дать сто очков вперёд фотошопу. Удивительное дело, стандарты красоты с тех пор изменились, но внешность Анжольраса всё ещё производила неизгладимое впечатление.
Закончил Грантер за десять минут до конца пары, отпустил студентов и принялся собирать свои бумажки.

URL
2013-05-19 в 19:01 

Когда Грантер объявил о конце лекции, однокурсники Анжольраса ломанулись на выход. Ну да, последняя пара, трудный день, всем хочется домой, тем более пятница...
Дождавшись, когда аудитория опустеет, Анжольрас подошел к Грантеру.
- Мсье Грантер, - с нажимом произнес он. - Что это все значит?

URL
2013-05-19 в 19:09 

Грантер поднял на него глаза и улыбнулся. Странно было слышать от Анжольраса такое обращение, странно — но приятно.
Вообще Грантер пребывал в отличном настроении. Вселенная не исчезла от его встречи с Анжольрасом, лекция прошла нормально и, кажется, даже понравилась студентам. Хотя нет, всё это ничего не значило, просто Анжольрас впервые смотрел на него не как на кусок дерьма.
— Что именно, мсье Анжольрас? — весело ответил Грантер.

URL
2013-05-19 в 19:43 

- Что ты преподаешь, - Анжольрас посмотрел ему в глаза. И вправду трезвый, даже странно. Как-то... непривычно. - Ты никогда об этом не упоминал, - он поправил ремень сумки на плече.
Не то чтобы Анжольрас спрашивал, конечно, но Грантер вообще всячески скрывал от людей свою полезную деятельность. Словно ему было стыдно, что он занимается чем-то, кроме бесконечных пьянок.

URL
2013-05-19 в 19:51 

— Ты говоришь таким тоном, будто каждый вечер подсаживаешься ко мне за столик и расспрашиваешь о жизни. Тебя это не интересовало — я и не говорил, — не признаваться же в своих странных страхах. Грантер часто напивался перед встречей с Анжольрасом, потому что боялся видеть его на трезвую голову. Передать сложно, какое облегчение он теперь испытывал. — К тому же я не преподаватель, я художник и журналист, просто один старый знакомый попросил меня почитать за него лекции вам — и всё.

URL
2013-05-19 в 20:17 

Анжольрас прикусил язык.
- И что, ты искусствовед по образованию? Что ты исследовал? - он посмотрел на часы. У них было еще время до встречи.
Грантер, в общем, был прав. Он был, пожалуй, последним человеком в их компании, которым Анжольрас мог бы заинтересоваться настолько, чтобы расспрашивать о жизни.

URL
2013-05-19 в 20:26 

— Да. Я исследовал постницшеанскую трактовку образов Аполлона и Диониса.
Странно было видеть Анжольраса так близко, да ещё и по трезвости. Грантеру хотелось дотронуться до него, чтобы проверить, что всё это не сон, а Анжольрас, это прекрасное создание, не бред, порождённый сознанием. Грантер не мог понять, как в двадцать первом веке Анжольрас смог остаться таким же совершенством.

URL
2013-05-19 в 20:32 

Анжольрас приподнял бровь.
- И ты наверняка ассоциировал Диониса с собой, - недовольно заметил он. Весьма смело с его стороны.
И снова этот непонятный раздражающий взгляд, как будто Грантер знает намного больше, чем говорит.

URL
2013-05-19 в 20:39 

— Нет, с собой я ассоциирую того сатира, с которого Аполлон заживо содрал шкуру. Вероятно, меня ждёт та же участь.
Анжольрас, конечно, был Аполлоном, но быть рядом с ним Дионисом Грантер не мог, потому что то были начала, одинаково важные для античной культуры, а Грантер всегда ставил себя ниже Анжольраса. Он был сатиром или Актеоном, случайно увидевшим обнажённую Артемиду.

URL
2013-05-19 в 20:50 

Анжольрас только покачал головой.
- Дурак. Ты идешь на собрание сегодня?

URL
2013-05-19 в 20:55 

— Конечно. Я собирался зайти домой и переодеться во что-нибудь неприличное, но раз уж ты тут, то мы можем пойти вместе.
Грантер надеялся, что по дороге ему удастся поговорить с Анжольрасом. Он же вежливый мальчик, не сможет молчать столько времени подряд, когда рядом другой человек, даже если это Грантер.

URL
2013-05-19 в 21:12 

Анжольрас развернулся на каблуках.
- Тогда пойдем. Я не буду тебя триста лет тут ждать.

URL
2013-05-19 в 21:15 

Грантер закинул сумку на плечо и пошёл за ним. Анжольрас оставался всё таким же, как и остальные его друзья. Удивительно, сменилось несколько эпох, а время почти не тронуло их.

URL
2013-05-19 в 21:47 

- Я вообще не знал, что ты учился в университете, - осторожно начал Анжольрас. Грантер и вправду был не из тех людей, которые способны учиться и которые хотят учиться.

URL
2013-05-19 в 21:52 

— Ты просто не знаешь моё семейство. Померь, мне сложнее было не поступить.
Они спустились по лестнице и вместе вышли на улицу. У крыльца курили студенты, кажется, кто-то даже из группы Анжольраса.

URL
2013-05-19 в 22:13 

Анжольрас сглотнул. Еще не хватало, чтобы их застукали вместе.
- Мсье Грантер, - подчеркнуто отстраненно начал он, - почему все-таки именно искусствоведение?

URL
2013-05-19 в 22:21 

Грантер снова улыбнулся. Это «мсье» из уст Анжольраса звучало чудесно, особенно сейчас, когда он пытался сделать вид, что они незнакомы, и он обращается к Грантеру ровно так же, как в любому другому преподавателю.
— Всё из семьи, мсье Анжольрас, как же ещё. Я могу похвастаться тем, что искусство меня окружало с самого рождения. Отрываясь от маменькиной груди, я видел висящую на стене картину Кандинского.

URL
2013-05-19 в 22:27 

Анжольрас огляделся и убедился, что никто из однокурсников не может его слышать. Это "мсье"... нет, Анжольрасу нравилось, как Грантер это произносил, в меру почтительно, и... черт, ему не должно ему это нравиться.
- Ты и тут о дамских прелестях! Тебя только могила исправит.
Хотя, как Анжольрас помнил, могила не особенно помогла. Он облизнул губы. Анжольрас до сих пор чувствовал себя неуютно, когда речь заходила о прошлых жизнях. Все-таки в том, что его друзья тогда погибли, был виноват Анжольрас. Если бы не его идеи... если бы не его упрямство - они все выжили бы. Просто не пошли бы на баррикады.

URL
2013-05-19 в 22:38 

Грантер фыркнул.
— Меня ничто не исправит. А тебе, пожалуй стоит перестать сублимировать и начать трахаться, если у тебя со словом «грудь» только такие ассоциации, — Грантер тоже понизил голос, чтобы их не слышали, и говорил почти на ухо Анжольрасу.

URL
2013-05-19 в 22:42 

Анжольрас вздрогнул и тут же отодвинулся.
- Прекрати, - он нахмурился. - Почему, черт побери, вас всех так волнует моя сексуальная жизнь? У вас что, нет своей?

URL
2013-05-19 в 23:04 

— Возможно, если столько людей тебе говорят об этом, то стоит прислушаться?
Грантер, конечно, не собирался рассказывать о том, что после повторного знакомства с Анжольрасом его сексуальная жизнь закончилась. Потому что нельзя просто так взять и переспать с девушкой, когда ты по уши влюблён в самого замечательного человека в чёртовой Франции. Грантер был уверен, что от одного его поцелуя кончит радугой.
Никогда прежде Грантеру не случалось влюбляться так.
Конечно, как и все прочие парни (за исключением одной мраморной статуи), в школе Грантер увлекался каждой симпатичной мордашкой. Больше всего его притягивали высокие белокурые красавицы, но они, как правило, не давали. Впрочем, с одной Грантеру удалось повстречаться, и они даже мирно расстались и переписывались до сих пор.
Позже он считал Анжольраса всего лишь плодом своей фантазии — довольно сложно не считать его плодом фантазии — и продолжал встречаться с девушками, потому что все вокруг встречались с девушками, да и трахаться хотелось, а он был не из тех парней, которым легко подцепить девицу в клубе.
А потом он встретил Анжольраса в реальности.
Грантер чувствовал себя влюблённой дурой, оставалось только начать готовить Анжольрасу супчики и забрасывать его мобильник смсками в духе «любимый, я так скучаю». Супчики он, кстати, отлично готовил.

URL
2013-05-19 в 23:16 

Он оскорбленно фыркнул.
- Я вполне ясно выразил свое мнение по этому поводу. Мне это не нужно. Почему вы упорно пытаетесь убедить меня, что я не знаю, чего хочу на самом деле? - он прибавил шаг. - Меня не интересуют романтические отношения.
Пожалуй, идеальным вариантом для него была бы мадам Крупская, но таких женщин уже нет. По крайней мере, не в его окружении.

URL
2013-05-19 в 23:20 

— Ладно-ладно, Аполлон, я больше не буду.
Грантеру тоже пришлось прибавить шагу.

URL
2013-05-19 в 23:26 

- Очень мило с твоей стороны, - Анжольрас кивнул. На светофоре он остановился, ожидая зеленого сигнала. - Ты знал, что будешь вести у моей группы, когда соглашался?

URL
2013-05-19 в 23:34 

— Нет. Я узнал об этом только после того, как согласился.
Конечно, первым порывом было отказаться от лекций, но тогда бы он точно в ближайшие пару неделю скатился в полное уныние. С ним уже такое бывало. Не понравилось.
Солнце припекало, и Грантер стащил кардиган, пока они стояли.

URL
2013-05-19 в 23:41 

Анжольрас покосился на него. Он не одобрял излишние украшательства, но эти татуировки... пожалуй, они действительно смотрелись неплохо. И очки... нет. Он же знает, что Грантер за человек.
- Это нарушает преподавательскую этику, - он качнул головой. - Мне понравилась лекция. Ты интересно рассказываешь.

URL
   

главная