Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

will u play ur role with me?

20:21 

лейтенант касатка
сделай еблишко попроще, духовный советский мальчик
ModernAU
E/R, рейтинг, хотя далеко не сразу
(Размер постов - средние/большие. В любом случае, больше пяти строчек.)
Допустим, Анжольрас возвращается в Париж из Сирии, где провел последние года полтора в качестве журналиста/фотографа. В это время он общался с Лезами, но не так много. За это время жизнь Друзей поменялась, образовались новые парочки/кто-то уехал/да хоть Мариус уже женился. Анжольрас пытается снова влиться в компанию. Возможно, у них с Грантером что-то начиналось в далеком 2011, но так ни к чему и не привело.
Анжольрас - живой человек, а не мраморная статуя.

Ищем Анжольраса в Сирии

Комментарии
2013-10-09 в 21:35 

Я бы сыграл (:

URL
2013-10-09 в 22:57 

Просто замечательно)
Все устраивает? Кто, тогда, начнет?

URL
2013-10-09 в 23:39 

Да, все прекрасно с:
Могу я начать, если хотите.

URL
2013-10-09 в 23:44 

Было бы чудесно.)

URL
2013-10-10 в 00:48 

Анжольрас занервничал, когда мягкий женский голос в вагоне метро объявил нужную станцию. Осталось всего лишь выйти из подземки, пройти через площадь Сен-Мишель, и перед ним окажется такая знакомая дверь с вывеской, на которой выведено 'Мюзен'. Полтора года Анжольрас не видел этой двери, не пробирался через заставленный зал в заднее помещение, где они собирались. Полтора года видел своих друзей лишь раз или два в неделю, когда удавалось выйти в сеть и набрать кого-нибудь в Скайпе. Через университет и отчасти родительские связи ему удалось получить работу, о которой он мог лишь мечтать. Писать статьи не в блоги и не в маленькие газетенки, а быть по-настоящему в гуще событий, рассказывать людям о том, что действительно важно. И поэтому едва засветилась возможность уехать в качестве журналиста в Сирию, он ухватился за нее. И вот лишь спустя полтора года он вернулся домой. Изменившийся, повзрослевший. И с нетерпением ждущий встречи с друзьями.
Его рейс перенесли, и он вернулся раньше, чем рассчитывал. Поэтому, нагулявшись по родным улицам, он решил сделать их компании сюрприз, заявившись без предупреждения. Сердце забилось сильнее, когда он подходил к знакомому зданию.
В главном зале кафе ничего не изменилось. Хозяйка кафе тут же узнала его и заулыбалась, подзывая юношу к стойке.
- Вернулся, значит, - женщина осмотрела его с ног до головы и удовлетворенно кивнула. - Повзрослел-то как.
Анжольрас тряхнул волосами и с улыбкой спросил:
- Собрания у нас проводятся все еще в это время?
- А куда ж твои 'Ами' денутся, - махнула рукой хозяйка. - Все там уже, шумят, обсуждают что-то.
Анжольрас поблагодарил ее и поспешил к двери в углу зала. Еще только подходя, он уже услышал знакомые голоса. Несколько секунд постояв перед дверью, как будто собираясь с духом, Анжольрас сделал глубокий вдох и, повернув дверную ручку, зашел внутрь, тут же выхватывая взглядом каждого из своих друзей, сразу же отмечая, как каждый из них изменился за то время, что его не было. Только теперь он понял, как сильно скучал по ним всем.

URL
2013-10-10 в 19:34 

Хохот Курфейрака временами был настолько заразительным, что смеялись абсолютно все. А если все, то шум в зале стоял невыносимый, так что Грантеру, у которого слишком часто болела голова, уже через несколько минут хотелось скрыться, оказаться в каком-то вакууме, а потом уже снова вернуться в этот мир, будто заново родившимся, чтобы воспринимать окружающие звуки не так болезненно.
Ситуация повторялась почти каждый раз, когда Друзья собирались вместе, когда присутствовали абсолютно все. А случалось это, на самом деле, не так часто, хотя причину выявить было не так сложно. Полтора года назад, когда Анжольрас вдруг встал из-за стола посередине какого-то разговора и сообщил трясущимся голосом, что уезжает в чертову Сирию, жизнь всей компании если не перевернулась, пошла по кривому пути. Неделю они провожали своего лидера в путь, настойчиво отгоняя от себя мысли о запахе бензина и огня. Потом они каждый раз собирались вместе, набирая тому по скайпу, слушая очередной рассказ о дне, обещании выставить фотографии в блог, а потом кратко рассказывали о том, что происходит в далеком Париже. Однако скоро всем стало понятно, что о Париже Анжольрас думает так же мало, как о милых котятах, которых Курф лайкал на тамблере, так что и эта информация свелась к минимуму.
Дальше Анжольрас, совсем уже обжившийся в новой обстановке, стал меньше появляться в сети, свободное время пытаясь довести до идеала очередную статью или заметку, а потом, совсем измотанный, ложился спать. Несколько раз в месяц они даже созванивались с Грантером, один раз он даже попытался что-то сыграть на гитаре, какую-то шутливую песню про Францию, но Анжольрас радости не разделял, а только зевал и тер глаза, так что и звонки их тоже прекратились, ограничиваясь односторонним лайканьем постов на фейсбуке и редкой онлайн перепиской.
Все скучали по Анжольрасу, но жизнь всех стала меняться, так как появилось чуть больше свободного времени. Комбеферр стал еще больше углубляться в учебу, Курф вел какой-то модный блог, Прувер таинственно исчезал вечерами, только краснея, когда его спрашивали о том, что тот делал прошлой ночью. Сам Грантер еще больше времени проводил с Эпониной, которая пыталась клеить парней и девушек во всяких барах и гей-клубах, а еще он больше рисовал, больше слушал музыку, больше фотографировал и почти заканчивал таки бакалавр факультета изящных искусств.
Это был один из тех вечеров, когда все собрались вместе, заказывая бутылку за бутылкой, хохотали, а еще изредка поглядывали на телефоны, которые кучей лежали на середине стола - кто первый потянется к своему смартфону, тот и платит по счету.
В очередной раз Грантер оглядел комнату, оглушенный и немного потерянный из-за взрыва смеха от шутки Курфа, а потом перевел взгляд на дверь... Ну и так и остался смотреть туда, пораженный и шокированный.
Кто-то, кажется, заметил его взгляд, постепенно голоса затихали, все смотрели на прибывшего гостя. Потом только комната снова взорвалась криками приветствий, и кажется Мариус был первым, кто бросился к своему другу, крепко обнимая.

URL
2013-10-10 в 22:17 

Несколько секунд Анжольрас просто стоял в дверях и смотрел на своих друзей, шумно хохочущих и активно обсуждающих что-то, Анжольрас не вслушивался. Просто смотрел и чувствовал, как дрожь бежит по спине. Он так давно не видел их всех, что все происходящее казалось как будто сном. Он практически неосознанно отмечал взглядом новые очки Комбеферра с толстыми стеклами, наряд Курфейрака, который был еще более сумасшедшим, чем обычно. Жеан еще больше отрастил волосы, но ему очень шло. Переводя глаза с одного на другого, он натолкнулся на такой знакомый взгляд, одновременно радостный и ошарашенный. Взгляд Грантэра. Анжольрас улыбнулся еще шире и хотел было поздороваться, но слова как будто застряли у него в горле, он лишь стоял и улыбался, как дурак, только сейчас поверив, что и правда вернулся.
Шум в комнатке понемногу затих, но лишь для того, чтобы тут же оглушить Анжольраса радостными криками приветствий. Юноша неловко похлопал по плечу и обнял Мариуса, который сидел ближе всех ко входу и поэтому первый подскочил к нему. Через несколько секунд его обступили уже все Друзья, обнимая, встряхивая, как будто пытаясь проверить, настоящий ли он, и в разнобой говоря что-то, смеясь и улыбаясь.
Наконец, ему удалось немного освободиться из дружеских объятий и выдохнуть. Чуть придя в себя, оглушенный и дезориентированный такой бурной встречей, он поднял голову и увидел Грантэра, который не спешил набрасываться на него с объятиями и просто стоял и улыбался.
- Привет, - кажется уже в миллионный раз за последние несколько минут сказал он, сам подходя к другу и крепко обнимая его.
- Чем вы тут без меня заняты? - с улыбкой спросил он, выпуская Грантэра и подходя к столу, туда где обычно сидел, пока не уехал. Когда он зашел, тут сидел, кажется, Жоли, но просто так свое место Анжольрас отдавать не собирался. Он в очередной раз обвел взглядом всех своих друзей и почувствовал тепло, пробегающее по всему телу. Когда он уехал, у него были только коллеги, некоторые из них стали его приятелями, но не больше.
Анжольрас был сосредоточен на работе, а не на общении, отдавая ей все свои силы и всю свою страсть, потому что не мог по-другому. Поэтому он работал допоздна, лез туда, куда лучше было не соваться для сохранения собственной же жизни, но каждый раз выходил сухим из воды, ну или почти каждый раз, но об этом он не распространялся друзьям, не желая попусту волновать их.
- Ну, чего вы как не живые? - Анжольрас положил ладонь на плечо Боссюэ, который стоял рядом с ним. - Рассказывайте, рассказывайте мне все! Я же вас сто лет не видел!

URL
2013-10-10 в 23:37 

С каждым новым движением, улыбкой на лице Анжольраса, новой эмоцией внутри Грантера будто взрывалась сверхновая, это до ужаса пугало, но... Одновременно это было таким знакомым ощущением, будто Грантер уже все это проходил,Хотя на самом деле да, проходил, года так четыре назад, когда они только познакомились, когда он даже не знал, как зовут Анжольраса, а просто смотрел, как тот заходит каждый четверг в кафе, куда-то в дальнюю комнату, а потом выходит спустя три часа. И вокруг него будто был свет.
Сейчас было похоже, но Анжольрас больше не казался тем ангельским мальчиком, который мечтал что-то изменить в сознании людей. Его лицо потемнело, а еще над губой был маленький светлый шрам, а глаза тоже казались темнее и серьезнее, чем раньше. И в этот момент Грантер хотел бы взять его за руку, поцеловать пальцы, но он совершенно не представлял, как может отреагировать новый Анжольрас на прикосновения, если и старый то не слишком рвался к сокращению дистанции.
Грантер научился жить без Анжольраса, искать вдохновение в простых, обыденных вещах, смотреть на других людей и искать в них какие-то прекрасные, необычные черты, тот же свет в глазах, родинки на щеках. Но сейчас все казалось нереальным, пока этот невероятный человек обнимал каждого, хлопал по спине, а потом и его самого прижал к себе, так что Грантер мог почувствовать тепло и запах кожи, который остался таким же, как и раньше.
Потом снова наступил момент, когда, казалось, заговорили все разом, пытаясь рассказать все новости за минуту. Выкрикивали, что Мариус таки попросил Козетту стать его женой, что Курф таки переехал к Ферру, а еще что-то про каких-то знакомых, которые собирают пикеты против очередного законопроекта, который все же собираются принять. Самое странное, что Анжольрас внимательно слушал и впитывал информацию, а Эру казалось, что впервые он видит юношу настолько настоящим, присутствующим в данном месте, а не витающего в призрачных облаках своих идеалов.
Еще Грантер думал о том, что неплохо было бы узнать, приехал ли их лидер просто на каникулы или насовсем, где будет жить. Раньше они снимали квартиру вместе, но потом в комнату Анжольраса въехала Эпонина, которая мыла посуду, иногда готовила, а еще исправно платила каждый месяц за газ и воду. Но Анжольрас, верно, захочет большего уединения, а возможно будет жить у родителей первое время. так что надо бы подойти к нему и спросить, но позже, когда первые волнения улягутся, когда сам Анжольрас хоть коротко, но расскажет про свою работу. Только после этого, когда можно будет снова рассесться по залу двойками и тройками такие бытовые вопросы могут показаться уместными.

URL
2013-10-11 в 00:36 

Все говорили одновременно, и шум стоял невероятный, но уши Анжольраса привыкли выцеплять информацию, когда казалось ничего расслышать было невозможно, так что он понял практически все. Он понимал, что за такое короткое время не сможет узнать все, что произошло в Париже за полтора года, но он хотел уже сейчас наверстать как можно больше, хотя бы самое важное. Он искренне радовался каждой хорошей новости, с улыбкой покачал головой, посмотрев на Мариуса, который смущенно улыбался. Но даже несмотря на их разногласия в прошлом, он все равно был очень рад за Мариуса, который все-таки решился.
Но так же, как он улыбался хорошим новостям, Анжольрас запоминал и всю серьезную информацию, как например о новом законопроекте. Как же он много пропустил, а за это стоило взяться раньше... Но заботиться о делах он решил немного позже, а пока просто побыть с друзьями.
Но рассказы быстро сменились вопросами, как он вообще эти полтора года жил, почему так мало выходил на связь. И даже несмотря на то, что Анжольрас не был слишком в настроении рассказывать сам, он не смог возражать друзьям и начал рассказывать о своей работе, о том, как они ездили по самым бедным поселкам, как часто всей группой влипали в неприятности, не слишком вдаваясь в детали и не рассказывая ничего такого, что могло бы выставить его каким-то героем или заставить друзей волноваться. Но даже несмотря на то, что рассказывал он очень обобщенно, в горле все равно пересохло, и Анжольрас попросил себе холодной воды. Он то и дело обводил взглядом своих друзей, не в силах перестать улыбаться. Так редко до отъезда он позволял себе быть таким расслабленным и радостным, его всегда занимали какие-то высшие проблемы, цели и мечты, но пока он практически ничего не знал о происходящем в Париже, он мог себе позволить это.
Не так быстро, но все-таки понемногу Друзья привыкли к тому, что Анжольрас снова с ними, и немного рассредоточились по помещению, уже не собираясь вокруг него кучкой, и юноша смог вздохнуть спокойно. Выпив еще воды, он откинулся на спинку стула и позвал Комбеферра, попросив его поподробнее рассказать о том самом законопроекте и чем он собственно им грозит.

URL
2013-10-11 в 01:26 

Даже сейчас, когда больше всего казалось, что Анжольрас устал после дня, проведенного в самолете, а потом на ногах, он готов был знакомиться с новой информацией, одновременно пытаясь решить эти задачи у себя в голове. Казалось, что уже завтра он готов повести за собой толпу куда-нибудь на площадь, хотя половина связей у него, вероятно, растерялась.
Эпонина почти сразу уволокла Грантера в угол, угощая его виски, от которого бы нынешний Грантер, пожалуй, мог бы и отказаться, ибо завтра нужно было идти на пары к десяти, но сейчас он был старым Грантером, хоть и намного более смелым. Он смотрел на прямую спину Анжольраса, чьи плечи были расслаблены, а волосы были намного короче, чем раньше - то ли из-за жары, то ли из-за того, что в условиях вечной гражданской войны ухаживать за ними было просто некогда. Юноша слушал своего друга и кивал, улыбался, осматривался по сторонам, а Эпонина сочувственно смотрела в это время на Грантера, понимающе поглаживая его по руке, в которой он крутил сигарету. Хотя бы изготовление самокруток помогало немного успокоиться, в голове уложить все по полочкам и понять, как вести себя дальше. На самом деле, это вообще не должно было быть проблемой, потому что, опять же, нынешний Грантер был уверен в себе, никогда бы не сходил ни по кому с ума, но сейчас сердце билось как сумасшедшее, но сигарета немного расслабляла, как и виски.
Уже потом, когда Комбеферр уже с меньшим энтузиазмом рассказывал Анжольрасу про дальнейшие планы их маленькой группки, Курф включил какую-то спокойную музыку, а Мариус с Козеттой танцевали в центре комнаты, Грантер, допив налитое, поднялся со стула и направился к Анжольрасу, стараясь не развернуться и убежать. Такая реакция ему самому не особо нравилась, это было совершенно не похоже на Грантера, но...
-Привет, - он чуть криво, но искренне улыбнулся, придвигая стул и садясь прямо напротив их лидера, снова рассматривая его лицо, замечая морщинки в уголках рта, которых никогда раньше не было. Анжольрас был все так же ангельски прекрасным, просто в нем появилась суровость и стойкость, которые раньше только проглядывались в глазах, хотя и не так четко. - Я рад, что ты вернулся.
Глупее ничего было сказать нельзя, конечно. Но Грантер был бы не Грантером, если бы при этом еще и не прикусил язык, тихо ойкнув.

URL
2013-10-11 в 16:53 

Когда Анжольрас почувствовал, что на сегодня с него новой информации пока хватит, он с теплой улыбкой поблагодарил Ферра и сменил тему разговора на какую-то более отстраненную, связанную с арендной платой за жилье. Он очень сомневался, что его комната так его и дожидается, а значит, нужно искать новую. Раньше он просто попросил у Комбеферра приютить его, но исходя из последних новостей, он понял, что это не вариант. Жить у родителей Анжольрас не хотел совершенно, он рассорился с отцом, не понимавшим его взглядов, и даже не сообщил им, уезжая так надолго. И судя по тому, что до него не пытались дозвониться, отец злился все так же. Юноша вздохнул и принял решение на сегодня остаться в гостинице, а потом просто принялся с улыбкой наблюдать за танцующими в центре комнаты, расслабляясь. За полтора года в охваченной гражданской войной стране, когда с завидной периодичностью с улиц слышались выстрелы и крики даже по ночам, не давая спать, Анжольрас совсем отвык от таких вечеров. Тихих, мирных, в кругу друзей. Первое время в Сирии он почти не спал вообще. Ему не давал заснуть шум машин, звуки автоматных очередей, мысли о крови, льющейся может быть совсем рядом с выданной ему квартиркой. Он занимал себя работой, книгами, разговаривал с друзьями по скайпу, когда мог, или переписывался с ними в чате. Через пару недель он начал привыкать, но все равно ночи проводил бодрствуя, без конца дописывая, переписывая и исправляя свои статьи, стараясь не принимать близко к сердцу ужасы, увиденные днем, кровь, грязь, огонь... Он видел, но не отвечал на обычно приходящие от Грантера сообщения на Фейсбуке с постоянным текстом вроде 'Какого черта ты не спишь в 5 утра?', потому что ответить на это ему все равно было нечего.
Когда Эр подошел к нему и сел напротив, Анжольрас тепло улыбнулся ему, наконец-то получив возможность разглядеть своего друга как следует. Как и все остальные, тот изменился за время отсутствия Анжольраса. Не стал красавцем, но... как-то посвежел и выглядел гораздо лучше и опрятнее, обрадовав этим юношу. Раньше Грантер не особо заботился о том, как выглядит, и если на то пошло, то и как от него пахнет, а теперь одежда его была поглажена, а до носа Анжольраса донесся легкий запах одеколона. Неужели его друг наконец-то взялся за ум? Или девушку себе нашел?
- Я тоже рад, что вернулся, - кивнул Анжольрас, отмечая про себя, что кудри Грантера, беспорядочно спутанные у того на голове, похоже единственная константа в мире. - Без вас все как-то не так было.
Он наклонился чуть вперед, с улыбкой глядя на друга.
- Теперь ты рассказывай. Чем занимаешься?

URL
2013-10-13 в 00:49 

Казалось, Анжольрас все равно всегда был рядом. Дело даже не в тех вещах, которые он сложил в коробки на выброс, а Грантер оставил их у себя, да даже вытащил пару рубашек и балахонов, повесил на вешалки и в прихожую, чтобы казалось, что он все еще присутствовал в квартире. Просто он был во всей его парижской жизни, в каждой мелочи, так как, как считал Эр, именно Анжольрас показал ему город, жизнь в этом городе, а уже потом Курфейрак показал, как парижане отрываются. Его научили жизни в этом городе, потому что, честно говоря, до этого его жизнь была крайне плачевна, он вылетал три раза из университетов, даже не проучившись и семестра. И даже если и казалось иногда, что его жизнь с каждым днем становится темнее, Грантер так не считал.
Потом уже, когда прошло месяца три с отъезда Анжольраса, он убрал вещи. Он понял, что его Аполлон просто отошел. Он не исчез, а Эр не перегорел, просто он будто ушел в тень, дав ему на прощание звонкую пощечину, чтобы тот очнулся. Анжольрас не отвечал на сообщения на фейсбуке, а часто и не отвечал на звонки. Их общение было сведено к минимуму, к одному звонку за неделю или две, так что появилось много времени.
Первый месяц Грантер пил. Пил много, много рисовал, так что через тридцать дней его уже слегка подташнивало от запаха растворителя, а глаза Анжольраса на картинах не выходили такими живыми, как хотелось бы. Потом закончилось лето, снова пришла пора учебы, за которую пришлось взяться с большим усердием, чтобы не думать о том, как в его жизни что-то закончилось. Он впервые в жизни считал, что есть что-то лучше бутылки вина, хотя никогда бы не смог отказаться и от этого.
-Что ты хочешь узнать? - он откинулся на стул, все еще сжимая в руке недопитый стакан с виски, вторую же запуская в кудри, взъерошивая их еще сильнее, а потом, будто смущаясь, попытался привести их в нормальный вид, хотя эта задача изначально была обречена. - В этом году я заканчиваю Академию, наконец-то, - он усмехнулся. - У меня уже было пару выставок за последние полгода, от учебы, я имею виду, - он чуть пожал плечами, но потом выпрямился и серьезно посмотрел на Анжольраса. - Ты навсегда вернулся? Где ты собираешься жить?
Он надеялся, что на первый вопрос ему ответят да. Потому что только сейчас Грантер понял, как ему, в действительности, не хватало своего друга. Как им всем его не хватало.

URL
2013-10-13 в 12:52 

Анжольрас искренне удивился, но еще сильнее обрадовался, услышав слова Грантера.
- Ты взялся за учебу? Я, кажется, нечаянно упустил тот момент, когда мир начал вращаться в обратную сторону, - он засмеялся, а потом бросил взгляд на стакан в руке друга. - Или все еще не совсем потеряно, и ледники пока не собираются таять окончательно? - он лишь покачал головой, хотя раньше наверное начал бы поучать Грантера, называть его безответственным и говорить, что если он приходит сюда лишь для того, чтобы пить, то пусть идет в какое-нибудь другое место и не мешает своими разглагольствованиями и шуточками говорить о чем-то серьезном, на что Грантер обычно бурчал что-то и прятал выпивку под стол, как школьники, которым сделал замечание учитель, прячут под парты телефоны. Но сегодня Анжольрас был слишком рад видеть всех своих друзей и слишком расслаблен, чтобы быть серьезным. Серьезность начнется чуть позже, когда придется напряженно учиться и догонять в университете, сдавать пропущенные экзамены... Но несмотря на ожидающую его напряженку с учебой, несмотря на то, через что ему иногда приходилось пройти в Сирии, на бессонные ночи или дурные сны под выстрелы на улицах, Анжольрас ни секунды не жалел, что полтора года назад согласился на эту работу. Теперь, увидев действительно ужасные вещи, страну, подорванную войной, улицы, охваченные огнем, он научился еще сильнее ценить мир и свободу, возможность жить спокойно, и желание прекрасного, нового мира, жизни без давления и жестоких ограничений овладело им с новой силой, и он готов был начать продвигаться к своим целям хоть сейчас. Или может быть после недолгого сна.
- Навсегда, во всяком случае пока, - ответил он, чуть задумавшись. Навсегда слово очень конкретное, а он может и еще уехать куда-нибудь. Хотя особо он этого не хотел, в его сердце всегда был Париж, а Франция была выше любых ценностей. - А где жить буду, пока не знаю, - честно признался юноша, пожав плечами. - Я вещи бросил в гостинице, там переночую сегодня... А дальше видно будет. Моя комната ведь занята? Кстати, ты не знаешь, может, наш домовладелец еще комнаты сдает, может, наверху где-нибудь, там же вроде не жил никто?..
Меньше всего Анжольрасу хотелось сейчас бегать по Парижу в поисках недорогой, но приличной комнаты, договариваться с новым домовладельцем и привыкать к новым соседям. А дом, где он раньше жил с Грантером был совсем недалеко от центра, а его домовладелец запрашивал для такого прекрасного жилья по-настоящему божеские цены.

URL
2013-10-16 в 23:19 

прошу прощения, что так пропал, пытался разобраться с учебой

-Я все тот же Эр, знаешь, - Грантер слегка передернул плечами и усмехнулся, а потом до конца допилсодержимое своего стакана. Так немного легче было воспринимать реальность и Анжольраса в этой реальности. Конечно, он продолжал пить, особенно когда неугомонный Курф будил его посреди дня и говорил, что намечается очередная вечеринка у-каких-то-там-друзей, которую просто грех пропустить. И девушки, и парни по прежнему казались симпатичнее под градусом, да и Грантеру было проще так общаться и знакомиться.
Сердце сладко забилось при этом коротком "навсегда". Что же, это значило как минимум то, что Анжольрас не просто вырвался к ним на недельку отдохнуть, а именно вернулся, в полном смысле слова. Грантер даже не мог себе представить, что видел Анжольрас за стенами своей квартиры там, кажется, на другом конце света, но сейчас, в освещении зала, он выглядел очень усталым, будто в момент появились синяки под глазами, а улыбался он не так широко как раньше, будто отвык, хотя по прежднему тепло и искренее.
-Ну, сегодня ты можешь переночевать и у меня, - он покрутил пустой стакан в руке, задумчиво смотря куда-то в одну точку и пытаясь понять, что можно сделать с Анжольрасом. Их квартира была идеальна - не слишком далеко до университета каждого, а так же шаговый доступ к метро. Еще каждый день мимо ходил Комбеферр, вечно проходящий практику в какой-то больнице. Помнится, когда Анжольрас только уехал, Эпонин сказала, что ей нужно провести где-то пару ночей, но потом и сам Эр попросил девушку остаться, ибо в квартире одному было невыносимо. Так же легко его подруга могла и съехать, - она обещала как-то, - но для это все равно требовалась чертова уйма времени. - Я могу постелить себе на кухне, мы нашли приятный диван в доме дедушки Мариуса... - Грантер все еще задумчиво смотрел на стакан. В голову ничто не приходило, а внутри голом шептал, что Анжольраса просто необходимо вернуть в их квартиру.

URL
2013-10-17 в 19:58 

Слушая Грантера, Анжольрас неожиданно понял, как он в самом деле устал. Лихорадочные поправки в последней статье перед отъездом, сборы, дорога по обстрелянным улицам, возня с документами в обоих аэропортах... Все это вымотало его, и теперь, когда поток ярких эмоций и радости встречи с друзьями, дало о себе знать. Сосредочиться было уже тяжело, а в глаза как будто засыпали песок, но Анжольрас не подавал вида, как сильно устал. Он успел привыкнуть к подобному состоянию, когда не спал ночами, и продолжал работать с тем же усердием, не жалуясь ни единым словом, ни единым вздохом. Но сейчас он уже подумывал, что нужно начинать прощаться, а иначе он заснет прямо на этом стуле, или еще хуже, сползет на пол и будет там спать. Сейчас эта мысль казалась даже привлекательной, лишь бы принять горизонтальное положение.
- А твой сосед против не будет, если я займу диван? - недоверчиво спросил он, пытаясь воскресить в памяти, говорил ли ему Эр, с кем он поселился. Кажется, говорил, но Анжольрас в этот момент был то ли занят, то ли отвлекся на что-то, и совершенно не запомнил, так что теперь надеялся, что живет Грантер не с кем-то из их общих знакомых, иначе его вопрос прозвучит очень глупо. Но предложение переночевать сегодня в квартире, а не в гостинице звучало очень заманчиво. Все-таки он вернулся домой, а не приехал куда-то в чужое место, чтобы жить в гостиницах. Только от мысли о том, что придется сначала ехать туда, а потом в квартиру, Анжольрасу немного поплохело, а перспектива сна на полу стала еще привлекательнее.
- Я, наверное, пойду кофе себе возьму, - сказал юноша, с трудом подавив зевок и тряхнув головой, чтобы немного взбодриться. Поднявшись со стула, он дошел до соседнего зала и попросил себе эспрессо, тут же сделав глоток, едва заветный напиток оказался на стойке. Вот теперь он еще немного протянет.
Вернувшись к Грантеру, который уже успел обзавестись новым стаканом, Анжольрас присел и посмотрел прямо на своего друга.
- Предложение переночевать у тебя все еще в силе? Я бы с удовольствием им воспользовался. Если я не помешаю, - сразу же отметил он.
Анжольрас уже успел уяснить, как много поменялось за время его отсутствия, и теперь приходило понимание, что он знает еще далеко не о всех изменениях, и нужно быть осторожнее.

URL
2013-10-21 в 00:15 

В тот момент, когда Анжольрас все же задал вопрос про соседа, Грантер обернулся назад, но Эпонины в зале не оказалось. Неопределенно пожав плечами, Грантер отставил пустой стакан подальше, чтобы не разбить ненароком. Однако Анжольрас решил его покинуть, хоть и ненадолго, а занять руки хотелось. Собственно через пару секунд на соседний стул опустилась его подруга, протягивая новый стакан. Только сейчас Эр понял, как напряжены были его плечи, так что вздохнул будто бы с облегчением, делая новый глоток.
Собственно Эпонина даже согласилась не приходить ночевать в эту ночь - Курфейрак снова собирал желающих в свою маленькую квартирку веселиться, так что ночевать она могла остаться и там. Но ведь это не было необходимым, ведь так? Грантер собирался уступить свою кровать Анжольрасу, уставшему после полета, а сам собирался лечь как получится, хотя вряд ли он бы снова заснул после возвращение Анжольраса в квартиру.
Минут пять Грантер сидел в одиночестве, чуть покачиваясь из стороны в сторону, а потом к нему снова подсел бывший сосед, смотря немного напряженно. Он был необычно осторожен, будто бы реально не желая помешать.
-Нет, Эпонина сегодня уходит на вечерику, так что квартира полностью в нашем распоряжении, - он тихо хмыкнул и, осушив стакан до конца, с шумом отодвинулся на стуле. - Я постелю тебе в своей комнате, если ты не будешь против. - Нужно было уходить, потому что хоть Анжольрас и выпил кофе, казалось, будто он свалится от усталости прямо здесь, его глаза подозрительно закрывались.
-Попрощайся с ребятами, я буду ждать тебя на улице, - несильно хлопнув друга по плечу, Эр таки поднялся, по дороге кивая всем и желая отличного остатка ночи. У бара он остановился, расплатившись за все заказанные Эпониной напитки, а потом быстро, но страясь не упасть, спустился вниз, выходя на улицу и вздрагивая от прохладного воздуха, в момент окутавшего его со всех сторон.

URL
2013-10-21 в 13:59 

Анжольрас не успел возразить, когда Грантер сказал, что хочет отдать ему свою кровать, но точно не собирался соглашаться на это. Переночевать у друга он может, но вот выгонять его из собственной кровати Анжольрасу просто совесть не позволит. Но сказать он это не успел, потому что Эр поднялся со своего стула и пошел платить за выпивку, а потом на улицу.
Несколько секунд Анжольрас просто сидел и соображал, с какой ноги вообще встают и как правильно ходить, а потом поднялся и, тепло попрощавшись со всеми друзьями, в очередной раз переобнимаашись со всеми и пообещав, что сообщит о следующей встрече, если что-то изменится, застегнул куртку и, снова улыбнувшись всем, вышел на улицу, где его дожидался Грантер, притоптывая на месте видимо от холода.
- Чего ты мерзнешь? Вышел бы со мной вместе, - Анжольрас подошел к другу, пряча руки в карманы. Холодный воздух бодрил лучше любого кофе, и юноша даже порадовался, что парижская погода решила изменить своей обыкновенной мягкости и теплу. Только вот Эр явно не разделял этой радости.
- Может, на такси доедем? - предложил Анжольрас. - Я быстро заберу вещи и поедем уже домой? А то мы пешком прогуляем до ночи...
Не дожидаясь ответа друга, юноша быстро подошел к дороге и уже через несколько минут остановил проезжающее мимо такси, что было просто удивительно. Раньше таксисты предпочитали игнорировать его, очевидно считая, что парень еще маловат для такси, из-за чего друзья всегда подшучивали на ним и его внешностью подростка. Но что-то похоже поменялось за время его отъезда и парижские водители перестали принимать его за мальчишку.
Он забрался на заднее сидение первым, подвигаясь, чтобы пустить Грантера. В машине было тепло и это особенно чувствовалось после холодной улицы, а сиденья казались просто идеальным местом, чтобы немного вздремнуть... Все равно, пока они доедут... Анжольрас почувствовал, как веки его буквально слипаются, а голова становится такой тяжелой, что ее просто невозможно держать прямо. Он уже спал, когда водитель выезжал на главную дорогу, сквозь сон чувствуя, как машина притормаживает на светофорах, как под его головой оказывается что-то теплое и удобное, наверняка плечо Грантера, потому что его волосы через несколько секунд начали щекотать лицо юноши, но Анжольрас лишь поморщился и поудобнее устроил голову на чужом плече.

URL
2013-10-30 в 00:56 

вы совсем меня покинули, или я еще могу рассчитывать на ответ?

URL
2013-10-31 в 02:49 

я снова вернулся, живой и готовый продолжать простите с:

"Домой" из уст Анжольраса прозвучало так, что сердце забилось чуть сильнее, а руки, которые Эр то засовывал в карман, сминая там какой-то чек, то высовывал наружу, потирая ладони друг от друга, в попытке согреться, прекратили трястись. Возможно это ненадолго, но Грантер привык жить именно так, ведь общаться с Анжольрасом по другому, лично для него, не получалось.
Такси остановилось практически сразу же, как Анжольрас поднял вверх палец, а потом так же быстро поехало по названному адресу отеля. Анжольрас всегда засыпал быстро, так что почувствовав его голову на своем плече, Грантер только вздохнул, чувствуя знакомый запах валос блондина, а потом осторожно приобнял его, стараясь не разбудить. Он тихо и умиротворяюще посапывал, так что самого Эра тоже начало клонить в сон. Пока они не уехали слишком далеко, он назвал водителю адрес своей квартиры. В любом случае, кое-какая одежда Анжольраса у него сохранилась, да и новую зубную щетку в ванной найти было можно. А завтра, еще до того, как Анжольрас окончательно проснется, можно съездить в отель и забрать вещи, ведь так? Успокоив себя этими мыслями, Грантер покрепче прижал к себе друга, уже со спокойной душой отключаясь от реальности.
Впрочем уже минут через пятнадцать он почувствовал, как машина остановилась, а потом и водитель что-то негромко сказал. Заерзав, молодой человек вытащил из кармана куртки бумажник и, протянув водителю пару купюр, дернул Анжольраса за плечо.
-Мы дома, просыпайся, - Грантер правда надеялся, что тот не будет злиться, а просто в таком сонном состоянии проследует за ним к лифту и вырубится на кровати, а Грантер, не в первый раз уже, будет стягивать с него свитер и ботинки, как будто бы и тогда, когда Анжольрас поздно вечерм возвращался из редакции, где работал до ночи, а потом моментально вырубался, стоило только присесть на кровать.

URL
2013-11-01 в 02:35 

я уже думал, не дождусь с:

Анжольрас распахнул глаза, едва Грантер тряхнул его, и тут же сел ровно, пытаясь сообразить, где он и что происходит. За долгое время жизни в Сирии мгновенно просыпаться, услышав громкий звук или почувствовав что-то, стало очень полезным навыком, особенно когда он со своими коллегами оставались где-то вне своих домов на продолжительное время. Кто-то не будет смотреть на то, что они не отсюда, на то, что они никакого отношения не имеют к этой войне, кто-то просто не любит журналистов... В любой момент тебя могут пристрелить, или взять в плен, как не слишком давно взяли двоих французских журналистов, благо Анжольрас избежал и плена, и смерти от рук какого-нибудь сирийца.
Увидев друга и вспомнив, что он уже вернулся, юноша выдохнул, а потом вопросительно поднял бровь.
- Мы же в отель ехали, разве нет? - увидев чуть виноватое лицо Эра, Анжольрас только вздохнул и махнул рукой.
Выбравшись из машины, на этот раз от холода задрожал уже Анжольрас. В машине он пригрелся от тепла в салоне и тепла друга под боком, и теперь холодный воздух улицы вовсе не казался приятным, и юноша поспешил к подъезду. Ключа у него, разумеется, не было, и он повернулся к Грантеру, который копался в карманах своих джинсов, как обычно перепачканных краской, отстирать которую, наверное, уже не представлялось возможным.
Открыв, наконец, дверь, Эр пропустил его вперед, и Анжольрас поспешно зашел в подъезд, а там и поднялся в квартиру. Вроде бы такую знакомую, но так изменившуюся. В прихожей уже не висели его вещи и стояла женская обувь. Да и присутствие Эпонины чувствовалось в ее разбросанной одежде и всяческих флаконов и баночек, которые были расставлены в ванной и по всем полкам. Анжольрас не стал даже заглядывать в свою бывшую комнату, догадываясь, как она сейчас выглядит, и безошибочно нашел обещанный диван.
- Дашь мне что-нибудь переодеться?

URL
2013-11-02 в 02:37 

Анжольрас первее взбежал на нужную площадку, будто уже на автомате, и Грантер только радовался, что это не забыто. Он был немного медленный и сонный после теплой машины, а еще немного дрожал от ветра, так что Эр сразу же, только скинув куртку на стул в прихожей, отправился на кухню делать мятный чай, чтобы друг чуть расслабился. Возможно, в прежние времена он бы и намекнул на то, чтобы сделать этому прекрасному парню массаж, но сейчас все шутки, так смущавшие Анжольраса, казались неуместными.
Грантер слышал, как тот ходит по квартире, медленно, стараясь не нарушить порядок, уже установившийся в квартире без него. Уже заварив в кружку горячий чай, Эр вернулся в комнату, где сидел Анжольрас, теребивший края своего балахона и с любопытством оглядывающийся вокруг. Эта картина была слишком знакомой, так что потеплело на душе.
-Да, конечно, - он поставил чашку на тумбочку рядом с кроватью, а сам открыл в шкаф, доставая оттуда свои спортивные штаны и футболку, а так же большое мягкое полотенце, потом протянул комплект другу. - Пойдем, объясню, как включать воду, а то мы колонка недавно поменяли, - Эр улыбнулся, а потом покинул комнату, сразу направляясь в ванную, откуда загремел ящичками, выдвигая и задвигая их обратно в поисках новой щетки.

URL
2013-11-02 в 02:39 

а еще я прошу прощения за маленькие посты, я сейчас немного в отъезде, но обещаю исправиться.)

URL
2013-11-03 в 19:23 

да ничего страшного (:

Анжольрас благодарно кивнул, забрав у Грантера одежду и полотенце, а потом прошел за ним в ванную, все еще прижимая к себе стопку тканей. Выслушав объяснения о новом устройстве душа и включения горячей воды в целом, Анжольрас дождался, пока Эр уйдет, и, раздевшись, встал под горячий душ. Кажется, даже пока спал, он не был таким расслабленным. Во сне он готов был в любой момент проснуться, бежать, что-то делать... Ощущение горячей воды на коже, не обжигающей, но уже и не теплой, вернуло ему какое-то давно забытое ощущение дома. И пусть это уже не был его дом, но Париж им остался. И даже если сегодня вдруг Анжольрасу пришлось остаться на улице, он был бы дома.
Он простоял под горячей водой, отмываясь и просто наслаждаясь этим теплом, наверное, почти час, и только потом понял, что надо бы поиметь совесть и дать Грантеру возможность принять душ. Быстро вытеревшись, он оделся в домашнюю одежду друга и вышел из ванной, чуть ежась от прохладного воздуха в квартире после горячего душа.
От чая предложенного Эром, он хотел бы вежливо отказаться, но все-таки выпил, чтобы согреться и немного поговорить с другом перед сном, узнать еще немного из того, что происходило за время его отсутствия.
Только вот усталость окончательно вступила в свои права над Анжольрасом, и скоро он уже практически ничего не понимал из слов Грантера, который говорил о какой-то стычке с полицией, выцепляя лишь отдельные слова и рассеянно кивая, тут же начиная мотать головой, когда Эр спрашивал, не хочет ли он пойти спать. Получить информацию казалось гораздо важнее, а на сон времени всегда хватит, в конце концов он привык...
Эти размышления прервало то, что Анжольрас чуть не заснул за столом. Тряхнув головой, он все-таки согласился с тем, что ему надо ненадолго прилечь. А завтра в отель за вещами, а потом в университет... Но все это завтра.
Кажется, юноша уже спал, когда еще шел до дивана. Сквозь сон он слышал, как Эр задергивает шторы и ходит по комнате, но через несколько секунд исчезло и это.

URL
2013-11-07 в 10:54 

Грантер старался не смотреть слишком много на Анжольраса, хотя это было невозможно, но и ожидаемо. Пока тот был в душе, Эр проверял все соц сети, добавил в избранное все твиты друзей про возвращение друга из Сирии, выпил две чашки чая и даже убрал краски со стола, потому что Эпонина каждый день жаловалась на запах растворителя по всей квартире, а Грантеру не хотелось, чтобы Анжольрас сбегал рано утром из-за такого раздражителя. Пришлось убрать подальше скетчбуки, а так же закрыть в браузере все ссылки про происходящее в Сирии. Теперь его Аполло, заметно повзрослевший и возмужавший, был рядом, так что можно было спать спокойно и не думать о том, что в его дом может попасть граната - в таких странах удостоверение журналиста не то, что не поможет, но усугубит ситуацию.
Они разговаривали не так долго, а Анжольрас постоянно, казалось, пытался впитать новую и новую информацию, хотя Грантер боялся, что в один момент кружка выскользнет из его рук, и тот заснет прямо сидя. В какой-то момент пришлось остановиться и все же забрать пустую чашку, пожелать спокойной нови и расстелить себе кровать(на деле просто скинуть всю одежду на рядом стоящий стул).
Заснуть не удавалось, а сердце билось чертовски сильно. Через полчаса Гратнер все же понял, что это бесполезно. В комнате, где ночевал Анжольрас, было темно, слышалось только глубокое размеренное дыхание. Забравшись на кровать поверх одеяла, Грантер наконец-то смог обнять друга, сразу чувствуя спокойствие, вдыхая легкий аромат геля для душа, который на коже Анжольраса пах совершенно по другому, а еще легкий запах пасты. Прижавшись чуть ближе, Эр заснул практически моментально

URL
2013-11-07 в 22:06 

Анжольрас спал, как убитый, вымотанный дорогой и пережитыми от радостной встречи с друзьями эмоциями, даже не почувствовав во сне чужих объятий. Но под утро сон его из спокойного и приятного превратился в тяжелый кошмар, в котором что-то взорвалось, и на него обрушилась тяжесть здания, в котором он находился, вокруг был огонь, жар, в воздухе кружила пыль, не давая дышать, а грудь придавило чем-то тяжелым... Анжольрас распахнул глаза и не сразу понял, что уже проснулся, потому что открывшееся ему никак не походило на реальность. Он лежал под одеялом, а на одеяле и соответственно на самом Анжольрасе спал Грантер. Его вечно растрепанные волосы лезли юноше в лицо, а из-за тяжести каким-то образом оказавшегося на его диване друга было трудно дышать, от чего скорее всего сознание Анжольраса и одарило его кошмаром. Но если причина кошмара прояснилась, то причина отсутствия Грантера в его собственной кровати и его же присутствия в кровати Анжольраса так и осталась покрыта тайной. Может, у него лунатизм проявился?
Чуть поерзав и тихо позвав Грантера, юноша понял, что это бессмысленно, и попросту спихнул Эра с себя, наконец, свободно выдохнув. С улыбкой посмотрев на друга, который только сморщил нос и ухватился за подушку, Анжольрас тихо, чтобы не разбудить его, поднялся с кровати. Утро было еще раннее, солнце только недавно вышло из-за горизонта, и было так волшебно видеть из окна просыпающийся Париж, а не дымящиеся от пороха и пыли улицы чужого города, чужой страны, одинаково неприветливой к своим жителям и к своим гостям. В миллионный, наверное, раз Анжольрас подумал, что Париж - самый прекрасный город на свете.
Отыскать на кухне у Грантера кофе или чай оказалось миссией невыполнимой, и пришлось ограничиться стаканом воды и найденным в шкафчике печеньем, но Анжольрасу и этого было в общем-то достаточно. Выкопав из своих шмоток телефон и удобно устроившись на стуле на кухне, поджав под себя ноги, Анжольрас решил до пробуждения Грантера занять себя чтением новостей с факультета. И не зря. Очевидно, за прошедшие полтора года у него сменилось несколько преподавателей, а некоторые могли не оценить такого долгого отсутствия студента в университете, когда он придет сдавать все пропущенные зачеты.

URL
2013-11-13 в 01:51 

я наконец-то вернулся на родину, гуляем! С:

Всю ночь Грантер ворочался и просыпался, но потом смотрел на лицо своего Аполлона (хотя, конечно, он старался меньше употреблять такое определение к другу), что-то было в этом успокаивающее, что сердце переставало колотиться так сильно, снова клонило в сон. Уже под утро стало прохладно, слабый ветер трепал занавески в комнате, так что Эр неосознанно прижимался ближе к теплому телу, вдыхая знакомый аромат. Он даже не помнил, как Анжольрас проснулся и, вероятно, оттолкнул его самого, но подушка все еще так приятно пахла, так что Грантер, что-то тихо прошептав сквозь сон, продолжил спокойно спать дальше.
Уже когда солнце слепило в глаза, а сквозняк стал доставлять дискомфорт, Эр наконец-то открыл глаза, слепо озираясь по сторонам и не совсем понимая, что происходит. На кухне что-то гремело, а так же слышался стук пальцев по клавишам, вспомнить, кто сегодня спал в его квартире тоже не составило труда, так что Грантер начал довольон улыбаться, словно кот, который умудрился налакатсья валерьянки. Таки поднявшись с дивана, Грантер потянулся, подходя ближе к окну и закрывая форточку. Потянувшись и громко зевнув, он снова осмотрел комнату, будто за ночь в ней что-то могло измениться. Хотя рядом с кроватью стояли домашние тапочки, так что казалось,Анжольрас не изменяет своим традициям ходить по квартире босиком.
Решив сначала превести себя в более-менее достойный вид, Грантер отправился в противоположную от кухни сторону коридора, чтобы принять душ и побриться. В любом случае, вряд ли Анжольрас до этого времени съест всю немногочисленную еду в их с Эпониной холодильнике. Уже спустя минут двадцать Эр, предварительно порывшись в карманах своей куртки и выудив оттуда смятую пачку сигарет, прошел на кухню, чуть шаркая. Анжольрас сидел у распахнутого окна с ноутбуков, сосредоточенный и напряженный.
-Доброе утро, - голос прозвучал чуть ниже, чем обычно, так что Эру пришлось прокашляться, а потом, наконец-то, он смог закурить, придвигая пепельницу поближе. Как он и предполагал, его друг даже чай себе не заварил, не говоря уже о бутербродах или омлете, которые приготовить смог бы и ребенок. Хотя дело было даже не в том, что тот не особо умел готовить, но в том, что Анжольрас больше не чувствовал себя как дома, чтобы свободно открывать холодильник или искать коробочку с кофе в ящиках над плитой. - Ты хочешь есть?
Одновременно с этим, Грантер повернулся обратно к плите, потянулся на верх, доставая кофе, а потом, зажав сигарету в зубах, быстро засыпал его в машину - гордость Эпонины - и, подождав пока та нагреет воду, нажал на кнопку. Машина зашумела, а потом тонкой струйкой в чашку полился и кофе. Стряхнув пепел в раковину, Грантер вскоре заменил одну чашку на другую, полную поставив перед Анжольрасом.
-Сахар, молоко?

URL
2013-11-13 в 15:18 

Анжольрас просматривал новости факультета, без особого интереса глядя на фотографии однокурсников, и отвечал на валом посыпавшиеся сообщения, как будто весь Париж узнал, что он вернулся. Писали в основном однокурсницы, глупые сообщения с зашкаливающим количеством смайликов, спрашивая, как он съездил, насовсем ли вернулся и рассказывая, как они по нему скучали. В последнем Анжольрас сильно сомневался. Он был в курсе, что являлся предметом непосредственного интереса девушек в своем университете, но 'с глаз долой - из сердца вон', и юноша очень надеялся, что за долгий период его отсутствия эти воздыхательницы немного остыли, а лучше нашли себе новый предмет обожания.
Анжольраса мало заботила его внешность, а иногда она становилась только проблемой. В глазах многих людей, которым он доказывал свои убеждения, он выглядел просто мальчишкой, который вбил себе в голову какую-то вычитанную или услышанную идею, и теперь рьяно защищает ее, ничего не понимая, а девчачьи шепотки за спиной в университете только раздражали. Несколько раз юноша даже мечтал о том, чтобы какая-нибудь болезнь обезобразила и состарила его слишком юное лицо, чтобы его собеседники слушали лишь его слова, обращали внимание на его мысли и интеллект, а не на ярко-голубые глаза и светлые немного волнистые волосы, которые раньше были достаточно длинными, и Анжольрас просто перехватывал их в хвост, чтобы не мешались. После отъезда в Сирию их пришлось подстричь почти сразу, потому что держать их в порядочном виде в условиях, где он жил, не представлялось возможным, а на улицах они были слишком приметными. Анжольрас обрезал волосы, никак об этом не жалея и не задумываясь, просто как должное, но они отрастали быстро, и скоро наверное отрастут до такой же длины, как до его отъезда.
Услышав шаркающие шаги Грантера сначала по направлению к ванной, а потом и в кухню, Анжольрас отвлекся от своего ноутбука.
- Доброе утро, - он неодобрительно взглянул на сигарету в зубах Эра, но ничего не сказал по этому поводу, а на последний вопрос весело фыркнул.
- Молоко в доме появилось? Небось заставляешь несчастную Эпонину в магазин ходить? - у Анжольраса остались яркие воспоминания, как он просил Эра хоть что-нибудь по дому делать, и в итоге они остановились на том, что он будет готовить. Да и то часто это 'готовить' оборачивалось просто едой на вынос.
Анжольрас сам поднялся и долил себе в кофе молока, а потом как бы невзначай спросил, размешивая кофе ложечкой.
- И давно ты не можешь заснуть без обнимашек по ночам?

URL
2013-11-14 в 22:47 

-Ну, мы с Эпониной ходим в магазин вместе, - Эр задрал подбородок высоко, будто бы очень гордился собой, но потом громко рассмеялся. - Ну, она покупает продукты, а я потом поднимаю их в квартиру, - все еще посмеиваясь, он тепло улыбался, вспоминая, какой разнос ему устроила подруга, после того, как окончательно переселилась в квартиру, найдя на кухне только пустые коробки из-под китайской лапши и банку маринованных огурцов, рассол от которых уже давно был в другом измерении, а сами огурцы явно давно погибли смертью храбрых. Она потом схватила Грантера за шкирку, и кстати, это не просто глупая метафора, и потащила в ближайший к дому "Каррефур", а потом заставила все пакеты поднимать наверх и расставлять продукты по полочкам.
В то время, как Анжольрас, наконец, прикрыл ноутбук и поднялся со стула, Грантер до окнца докурил сигарету, да так и оставил окурок в раковине. Потянулся и включил вытяжку, чтобы друг так не морщился от запаха табака, хотя все это было пустое. Когда они еще жили с Анжольрасом, курить разрешалось только на балконе, а в случае больших праздников и пьянок - в открытое окно на кухне. Эпонину же это раздражало не так сильно, но она явно была против запаха сигарет в ее комнате, гостиной и ванной, так что пепельницы с балкона так же быстро перекочевали на кухню, ибо засиживались там чаще и дольше.
-Чем будешь завтракать? - Грантер открыл холодильник, выгружая на стол все, что было съедобного, от ветчины до конфитюра и безлактозного молока. Сам он не завтракал, так как обычно головная боль с вечера еще не проходила, но кофе быстро придавал сил. Поэтому параллельно с этим он умудрялся сделать несколько глотков эспрессо и потянуться, слыша, как хрустят кости спины.
Вопрос Анжольраса поставил его немного в тупик, так как он и сам не понимал, что на него нашло. Ну, точнее знал, что соскучился, что хотелось побыть немного ближе, однако необъясняло же это того, что заснуть было невозможно, а рядом спалось намного лучше? К тому же сама Эпонина, после расставания с очередным парнем или дамой, часто приходила спать к нему в кровать, так что становилось намного теплее и уютнее. К тому же и его самого в самом начале, когда он еще существовал один в этой квартире, мучали сны, что в дом Анжольраса попадает бобма, или того подстреливают в тот момент, когда он тянется за журналистским удостоверением, или что тот просто сходит с ума и пускает себе пулю в лоб.Тогда он просыпался и долго смотрел в потолок, пытаясь успокоиться, а потом заходил в фейсбук, убеждаясь, что его друг все еще в сети, что все нормально, хотя тот практически никогда не отвечал на глупые сообщения Эра.
-Примерно полтора года, - Грантер чуть приподнял бровь, не отрывая взгляда от лежащих на столе продуктов и чуть ежась от прохладны, идущей от холодильника.

URL
2013-11-14 в 23:44 

Критически обведя глазами выложенный другом стратегический запас пищи, юноша придвинул к себе коробку с молоком.
- А хлопьев у тебя никаких не завалялось? Полтора года их не ел...
В Сирии обычно завтракать приходилось какой-нибудь тушенкой или бутербродами с колбасой... Всем самым полуфабрикатным, но ресторанов там ему никто не обещал. Несмотря на это, юноша скучал по такой вот еде, и бывал просто несказанно счастлив, когда какая-нибудь добрая женщина в доме, куда он заходил, чтобы узнать что-нибудь или провести какой-нибудь опрос, предлагала ему молока.
Анжольрас едва заметно улыбнулся на слова Грантэра. Эти полтора года были неким рубежом. И не только для самого Анжольраса, но и, кажется, для всей их группы. Время 'до Сирии' и 'после Сирии'. Эти полтора года там можно было считать одним моментом. Одним страшным, иногда ужасным, иногда очень тяжелым моментом, который так же был и отдельной жизнью. Но кроме трупов, крови, грязи и ненависти, он видел там и хорошее. И может быть только поэтому смог выдержать, не сбежал обратно в мирный Париж. Он видел, как люди помогают друг другу, видел, как женщина собой защищала чужого ребенка, как незнакомцы в момент становились почти братьями, чтобы сбежать из-под обстрела... Анжольрас узнал много прекрасных людей, и какая-то часть его души тосковала по ним, болела за них, оставшихся там. И он даже не мог связаться с ними, узнать хотя бы, живы ли они.
У него был приятель там, тоже журналист, но работающий там дольше него. Он был всего на пару лет старше Анжольраса, был веселым и обаятельным парнем, бельгийцем. Только в отличии от Анжольраса, домой ему вернуться не удалось. Они с другом и найденным ими проводником хотели поближе взглянуть на практически разоренный центр города, сделать несколько фотографий... Но наткнулись на плохо покрашенный серый джип с четырьмя мужчинами, у которых было оружие и алкоголь в крови. Анжольрас с их проводником успели забежать за угол, а Ренси, так звали этого бельгийца, выронил из кармана телефон, и естественно, задержался за ним. Все обстоятельства играли против него - иностранец, дорогой телефон и лента на шее, на которой было удостоверение журналиста. Анжольрас не успел даже понять, что все это происходит в реальности, когда послышалось что-то вроде 'ублюдочные журналюги, валите к себе на родину и пишите там свои дерьмовые статейки, а нас оставьте в покое', а потом раздалось несколько выстрелов, и следом за ними визг шин по асфальту. Кровь Ренси была еще теплой, когда Анжольрас стоял перед ним на коленях и пытался зажать рану, сделать хоть что-нибудь. Но было уже давно поздно. Юноша плохо помнил, что он делал. Помнил липкую кровь на своих ладонях и рукавах, свои слезы и чужой голос, уговаривающий его идти. Он развернулся и закричал на пытающегося образумить его мужчину. Как можно уйти, когда здесь только что убили человека, нельзя бросить его здесь, нужно что-то сделать, хоть что-то! Но он знал, что местная полиция не занимается делами иностранцев. У них есть свои проблемы, и подобные случаи почти всегда объявляют несчастными случаями. Так и случилось.
Уходя, Анжольрас окровавленными руками достал из сумки фотоаппарат и снял вид этой улицы, на которой, раскинув руки, лежал его мертвый друг. Позже он вставил эту фотографию в одну из своих статей, где говорил о лжи, о беззаконии и безразличии. И в конце добавил, что как война может закончиться, если люди не умеют ценить жизни других. Он никак не прокомментировал само фото, хоть у него и спрашивали несколько раз, как оно было сделано. Слишком больно было вспоминать.
Анжольрас осознал, что задумался, только когда Грантэр поставил перед ним миску с хлопьями.
- Спасибо, - рассеянно отозвался он, взглянув на друга, который выглядел обеспокоенным.

URL
2013-11-15 в 00:27 

Грантер с улыбкой насыпал в миску хлопья и предвинул ближе к Анжольрасу. Хлопья эти, конечно, нашлись не сразу, а были запрятаны в уголочек, кажется, именно от Грантера или Курфа, который часто заявлялся выпить и покурить, а своим завтраком Эпонина делилась крайне редко. Вообще, чаще она даже утаскивала свои хлопья в комнату, так как могла есть их и среди ночи, когда смотрела какой-нибудь фильм, например. В любом случае, Грантер купит ей новые, да и девушка не будет обижаться на Анжольраса, ведь так? Однако взглянув на последнего, Грантер нахмурился и даже чуть отшатнулся. Тот явно был совсем не здесь, даже казалось, что он начинает исчезать в неуместно появившихся лучах солнца. Грантер не знал, о чем тот думает или вспоминает, но явно это были не самые приятные мысли. У самого Эра сжалось сердце, потому что никогда так сильно он не хотел оказаться сейчас в голове своего Аполло, даже побывать на его месте. Он каждый день читал новости из Сирии, с сайтов всевозможный информационных агенств, но так как не было информационных поводов, заметки появлялись крайне редко. Просто сводки погибших, если повезет. Анжольрас обновлял свой блог далеко не каждый день, не было времени и сил, а именно статьи Грантер читать боялся, потому что знал, как сильно переживает все это в душе его друг, а еще как хорошо он владеет словом, чтобы никто не смог после прочтения материала остаться спокойным.
Но, пересилив себя, Грантер отошел обратно к раковине и закурил новую сигарету, с волнением смотря на Анжольраса, который, кажется, начал возвращаться к реальности, а взгляд его наконец сфокусировался на миске с хлопьями. Грантер беспомощно улыбнулся и слабо кивнул, а потом дернулся, услышав вибрацию своего телефона в каком-то шкафчике. Именно в шкафчике с чаем, видимо вчера он так и оставил свой гаджет за закрытой дверкой. Номер был незнакомый, так что Грантер прокашлился и ответил на вызов. Звонили из университета по поводу ежегодной выставки их факультета, а так как Грантер уже в этом году заканчивал магистратуру, то работ его однокурсников ждали с большим нетерпением, да и самым юным дарованиям необходимо было получить доброе слово критиков, чтобы раскручивать свое имя. Сам Эр не до конца представлял, что выставлять в этом году. Он много рисовал с натуры, приглашая к себе интересных молодых людей и девушек. Сами же девушки вешались на него, думая, что он великий художник, которых приведет их в свою богемную тусовку, но после того, как юноша дорисовывал портрет, то даже не заботился тем, чтобы перезвонить милой натурщице.
Хотя так же он много рисовал и своих друзей, даже Эпонина согласилась побыть натурщицей, хотя слишком негативно относилась к своей внешности. Неопределнно мыча в трубку, Грантер только затягивался в очередной раз или запускал пальцы в волосы, часто останавливая свой взгляд на Анжольрасе. В его голове рождалась какая-то идея, но он пока не мог точно сформульровать ее.
Попрощавшись с секретарем декана, - он искренне надеялся, что ничего не перепутал - Грантер наконец отложил трубку и вздохнул.
-Что ты планируешь делать сегодня?

URL
2013-11-15 в 05:47 

Анжольрас с удивлением проследил взглядом, как Грантер достает телефон из кухонного шкафчика, и усмехнулся. Все по-старому, хоть многое и изменилось, но вот такие вещи, похоже, не изменятся никогда. Анжольрас не собирался слушать чужие разговоры и обратился к своим хлопьям, обнаружив, что действительно проголодался, толком вчера не поужинав.
Когда Эр закончил разговаривать, Анжольрас снова посмотрел на него.
- В Университет поеду отмечаться, в издательство... Надо еще поблагодарить нескольких людей, значит, в магазин и в несколько разных концов города, - начал рассуждать он. - Потом все-таки заберу свои вещи из гостиницы, и спрошу у домовладельца, нет ли у него свободных квартир. Не буду же я претендовать на место Эпонины, - заключил юноша и поднялся, чтобы поставить пустую тарелку в раковину, с неудовольствием обнаружив там потушенную сигарету. Телефон в ящике был рассеянностью, а вот это было уже свинством. Но тоже, в общем-то, ничего нового.
- А у тебя какие планы? На пары поедешь? - поинтересовался он, споласкивая тарелку и убирая ее на место. В отличии от Грантера, который предпочитал дать мусору и грязи поднакопиться, а потом убрать все сразу и глобально, Анжольрас предпочитал делать это сразу, чтобы потом не тратить огромное количество времени на уборку.
Вытерев руки кухонным полотенцем, юноша заправил за ухо прядку волос и взглянул на часы. Если ехать, то надо было ехать уже сейчас, чтобы успеть все на сегодня, потому что мотаться по городу придется много. Где-то в глубине души Анжольраса отозвалась лень, которую он старался сразу же душить на корню. Ленивые ничего в этой жизни не добиваются.
Но так не хотелось переодевать такую неожиданно уютную одежду Грантера, надевать свою, пыльную и мятую с дороги... Да и ходить нельзя в таком виде. Джинсы еще ничего, но вот свежая рубашка совсем не помешала бы.
- Эр, а ты не мог бы одолжить мне рубашку на день, пока я вещи не забрал? - осторожно попросил он, наблюдая как его друг тушит сигарету на этот раз уже в пепельнице. В голове мелькнула мысль, что этак он весь гардероб Грантера перетаскает.
Тут телефон зазвонил уже у Анжольраса. Звонил его преподаватель, чтобы узнать, будет ли сегодня Анжольрас в Университете и чтобы намекнуть на ожидающий серьезный разговор. Заверив преподавателя, что скоро заедет и первым же делом пойдет к нему, Анжольрас повесил трубку. Обычно серьезные разговоры значили какие-нибудь возможности или планы. Поездка в Сирию тоже начиналась с подобной фразы о серьезном разговоре, а все потому, что Анжольрас был одним из лучших студентов в своем университете, и, видя это, ему помогали пробиваться, потому что видели талант и желание это сделать. И, наверное, это была единственная помощь в его обучении, которой юноша не чурался, а брал от нее все, что можно, что часто означало лишь большее количество работы.

URL
   

главная