Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

will u play ur role with me?

02:17 

лейтенант касатка
сделай еблишко попроще, духовный советский мальчик
о-2012
модерн!ау
e/r
Обоих мсье, которые друг с другом, к слову, еще не знакомы, арестовывают. По разным, разумеется, причинам. Одного за митинги-протесты-сопротивление полиции, ну а другого за разгуливание в нетрезвом виде по улицам и непристойные предложения прохожим. Так или иначе, Анжольрас с Грантером оказываются в одной камере на 15 суток. Ну и последующее продолжение знакомства уже на свободе.

Ищем Грантера

Комментарии
2014-01-28 в 07:39 

С момента, когда увели Анжольраса, прошли, казалось, сутки. Грантер спокойно переносил одиночество, подчас сам был его инициатором, но оказавшись один, в пустой бетонной коробке с темными неприветливыми стенами и маленьким окошком почувствовал себя отвратительно. Как ни крути, а парню было приятно общество его соседа, хоть тот и относился к нему подчеркнуто бесстрастно и едва ли не презрительно.
С образа Анжольраса сознание перекинулось на образ его отца. Высокий, стройный, он обладал мужской красотой, но, если присмотреться, в его лице сквозила едва уловимая жесткость. Если бы Грантер узнал его раньше, он бы, весьма вероятно, вступил в его, как это называется? партию, что ли. Если бы он интерисовался политикой, конечно. А сейчас, пусть и косвенно, он поддерживает его сына.
Отвлекшись от своих мыслей, Грантер увидел, что заштриховал листок почти дочерна. Он нервничал и весьма ощутимо.

URL
2014-01-28 в 12:06 

Видимо телохранителям был отдан приказ не вмешиваться без прямой на то необходимости. Необходимость и не могла возникнуть, Анжольрас не собирался драться со своим отцом. Только смеялся и язвил, а это угрозы для чужой жизни не представляло, если только его отец не лопнет от злости.
- Ты можешь хоть искалечить меня, твое положение ничуть не улучшится. Ты проиграл, признай уже это и уйди на пенсию, - за это парень снова получил по губам. Наверное, без следа для них это не пройдет, даже когда все заживет.
Отец уже, кажется, исчерпал все угрозы и обещания, но Анжольрас оставался непреклонным.
- Тогда можешь сидеть тут хоть всю жизнь, - объявил Анжольрас-старший и, хлопнув дверью, вышел из комнатки, по дороге кивнув своим охранникам.
Юноша не успел даже попытаться защититься. Крови не было, его лишь вырубили и попинали. Самое странное, что к подобным действиям он успел, если не привыкнуть, то хотя бы перестал удивляться.
Поэтому, очнувшись на своей койке с нещадно болящими костями, он только засмеялся. Смех этот не остановил даже его собственный вскрик от боли в ребрах и вскрывшейся ранки на верхней губе.
- Грантер, в Правительстве намечаются некоторые перемены, - сообщил он, отсмеявшись, со счастливой улыбкой глядя на своего сокамерника.

URL
2014-01-28 в 16:18 

Когда охранники втащили в камеру не подающего признаков жизни Анжольраса, он даже не удивился, а лишь по отработанному раннее алгоритму уложил его на кровать, накрыл двумя тонкими одеяльцами и провел возле него битых несколько часов, кусая губы едва не до крови, когда парня била лихорадка, напоминающая по силе столбняк. Внимательно следя, чтобы грудная клетка не перестала двигаться, но парень, пусть и с трудом, но дышал. Грантер в каком-то не ясном порыве непонятно чего сжал его пальцы, казавшиеся сейчас едва не холоднее каменного пола, на котором он сидел.
Гробовую тишину разрезал хриплый смех парня, перемежающийся с вскриками боли, и, успевший задремать Грантер, вздрогнул - до того это было жутко (в эти несколько часов он успеть сослать на голову его отца все кары небесные). Опасаясь, что он успел повредиться рассудком, он мягко погладил его по волосам и аккуратно стер кровавый след с подбородка Анжольраса:
- Иисусе, ты сумасшедший, чемпион, - проговорил он с улыбкой, было в этой жертве его соседа что-то высокое, смотрящее далеко в будущее. Грантер не мог им не восхититься.

URL
2014-01-28 в 19:39 

Анжольрас снова тихо застонал от боли, попытавшись приподняться на кровати, но давшая сперва силы веселость закончилась, и он откинулся на подушку, прикрыв глаза, не замечая, что Грантер все еще держит его за руку, и он тоже сжимает его пальцы, может быть даже через чур сильно.
- Может и сумасшедший, - согласился он, все еще улыбаясь, но уже самыми уголками губ, чтобы было не так больно. - Но у меня получилось. Отец был инициатором этого законопроекта, а после всего этого, наверняка газеты понаписали про него да еще и додумали то, что не знали, после этого никто не будет поддерживать его планы, чтобы самим не попасть в такую же ситуацию. А ты говорил, что это бесполезно, - он победно посмотрел на Грантера.

URL
2014-01-28 в 20:18 

Грантер сдался под этим упрямым взглядом победителя, пусть и на изрядно помятом лице. Анжольрас рискнул всем, в том числе и своей жизнью (и жизнью самого Грантера, отчасти) и вышел с гордо поднятой головой, а то, что он был едва жив его, похоже, не смущало, а даже наоборот. Грантеру казалось, что в его жертве было что-то от мазохиста - он бы, парень был уверен, не остановился бы и перед тем, чтобы вынуть собственное сердце из груди, лишь бы осветить поход человечества на гнет и тиранию. Анжольрас, простой студент, пошел против отца-политика и выиграл. Если кто-то напишет об этом в газетах, возможно, и остальные недовольные, ведомые его примером, перестанут терпеть и, если не возьмут в руки мушкеты, то, хотя бы, начнут отстаивать свои права.
Грантер снова отрешенно помотал головой. Ему казалось, что его собственный мир, выстроенный лишь на удовлетворении собственных потребностей и желаний и огражденный стеной цинизма по-кирпичику начал рушиться.
- Малыш, тебе надо поспать, хорошо? А я попробую выпросить что-нибудь у врача, или сюда его привести, если получится. Глобальную задачу ты решил, теперь позаботься о своем существовании, ладно? - мягко проговорил Грантер, не выпуская его руку из своей.
На Анжольрасе не было ни кровинки - ублюдки явно знали, что делали, ведь со стороны, глядя на него, можно было бы подумать, что он просто прилег отдохнуть. А не воет он от боли лишь по собственному упрямству.

URL
2014-01-28 в 20:38 

Слово 'поспать' сейчас звучало, как насмешка, хоть Анжольрас и знал, что сейчас-то Грантер точно не смеется над ним. Но все тело так нещадно болело, что уснуть казалось не сомнительным, а просто невозможным.
В другой ситуации, Анжольрас, разобравшись с одной проблемой, тут же переключился бы на другую, времени 'заботиться о своем существовании' у него не было. Но сейчас было слишком больно, чтобы возражать. И к тому же (скорее это, чем боль, было решающим аргументом) у него не было никакой информации, не за что было зацепиться, чтобы начинать думать в каком-то другом направлении. Так что мозг автоматически переключился в направлении того, что, кажется, у него внутри что-то покорежилось и поломалось. И хорошо, если что-то одно.
Парень благодарно кивнул Грантеру и немного нехотя выпустил его руку, позволяя ему отойти. Тут же стало больнее - сжимая пальцы своего сокамерника, Анжольрас немного отвлекался. Утратив эту опору, он так же вцепился в край матраса, закрыв глаза и надеясь, что не умрет в этой отвратительной камере.

URL
2014-01-28 в 21:03 

По тюремным коридорам он не шел, а почти бежал так, что пухлый охранник едва поспевал за ним, благо, что Грантер уже неплохо ориентировался и мог угадать, где находится отсек с доктором. Войдя к нему в кабинет, парень быстро и, как ему показалось, доходчиво объяснил, что стряслось и к моменту, когда тяжело дышащий охранник закатился следом, на кушетке уже стоял поднос с несколькими пакетиками обезболивающего, настойкой из имбиря и красного перца (восстановить силы, как ему объяснили), мерная ложечка и какая-то мазь, про которую Грантер слушать не стал, а забрал подносик и выскочил за двери, осыпаемый проклятиями охранника.
Пока он шел обратно, на его лице расцвела счастливая улыбка: по прошествии суток они не умерли, с охраной, как казалось, все было в порядке, а то, что Грантер упустил из внимания тот факт, что отец Анжольраса может заявиться сам... Ну, он все равно бы ничего не смог с этим сделать. Сейчас оставалось дело за малым - не дать его сокамернику погибнуть, проблем-то (будто он каждый день спасал чью-то жизнь.
Он тихо вошел в камеру и поставил поднос с медикаментами на свою койку, а сам прошел налить воды Анжольрасу. Можно было бы подумать, что он спит, если бы он резко не распахнул глаза на тихий шорох шагов. Пользуясь моментом, Грантер предложил ему выпить содержимое стакана, уверяя, что должно хоть немного, но помочь. Парень почувствовал себя сиделкой, в очередной раз опускаясь на пол возле своего "пациента".

URL
2014-01-28 в 22:07 

Пока Грантер наведывался к доктору, Анжольрас сделал еще несколько попыток встать. Все они оказались еще менее успешными, чем первая, и сопровождались такой жуткой болью, что после третьей попытки у парня потемнело в глазах, и он чуть было снова не отключился, мешком с костями повалившись на постель и больше не рискуя даже двигаться. Конечно же, ни о каком сне речи идти не могло, разве что о новом лихорадочном забытьи, но Анжольрас усиленно держал себя в сознании, вспоминая все простые числа. Он не был уверен в том, что семнадцать не делится на семь - в таком состоянии математика давалась тяжело, но помогала не дать сознанию расплыться и погрузиться в черноту.
Услышав осторожные шаги, он тут же открыл глаза, чтобы встретить Грантера. Двигаться он уже не рискнул, но послушно выпил все из поднесенного к его губам стакана. Растворенный в воде порошок был отвратительно горьким, но юноша даже не поморщился, не желая еще сильнее показывать свою слабость или недовольство. Несколько капель воды, которые он не успел проглотить, стекли из уголка губ, и Анжольрас проклял все на свете. Это каким же надо быть беспомощным! Только слюнявчика не хватает для полной картины инвалида. Отвратительно.

URL
2014-01-29 в 08:59 

Здраво рассудив, что любая похвала человека с таким характером, как у Анжольраса и в таком положении будет расцениваться как жалость, Грантер кивком дал ему понять, что все в порядке и, не думая, что парню это будет как-то не приятно, стер капельку воды, которая успела скользнуть на шею, зная по себе, как это раздражает, когда по-коже что-то движется. Поправив сбившееся одеяло на своем друге, Грантер понял, почему оно сползло и, явно не одобряя его маневра нахмурился, но опять ничего не стал говорить. Устроив голову на сложенных на постели Анжольраса руках, он, вспомнив еще одну итальянскую песенку, тихо затянул ее: Да, жизнь проходит, но он не слишком о ней думал, но все-таки он почувствовал себя счастливым и вновь запел свою песню... Куплет о любви он благоразумно опустил. И, не зная чем еще помочь Анжольрасу просто остался возле него, слушая его тихое и тяжелое дыхание.

URL
2014-01-29 в 09:31 

Анжольрас устало закрыл глаза - попытки подняться и даже просто несколько глотков воды вымотали его до невозможности. И к тому же, выпитое обезболивающее, кажется, начало действовать, потому что боль отошла на второй план, зрение стало немного размытым, а приятный баритон Грантера только убаюкивал. Парень даже не слышал слов этой песни, только мелодию.
Юноша хотел было открыть глаза, чтобы поблагодарить своего друга (определенно друга), но язык не шевелился, да и открыть глаза оказалось сложнее, чем могло показаться.
- Спасибо, - все-таки смог он сказать тихо-тихо, надеясь, что Грантер его услышал.

URL
2014-01-29 в 10:16 

Грантер прервался на середине куплета и смущенно спрятал глаза. Да, видимо он ошибся и чтобы заслужить дружбу своего соседа умирать пришлось не ему, Грантеру, а Анжольрасу. Он снова мягко сжал его ледяные пальцы и постарался удобнее устроиться и отдохнуть.
Это было не так легко, как хотелось. На протяжении ночи Анжольрас вздрагивал, что-то стонал сквозь сжатые зубы, бился в какой-то агонии пока, под утро, в холодном поту все же более-менее спокойно не уснул. Грантер все это время провел подле него, остужая горячий лоб влажным полотенцем. Когда на холодном небе начала появляться бледная заря, он, не менее измученный, чем Анжольрас, точнее, нервно истощенный, уронив голову на колени своего соседа, также забылся тяжелым сном.

URL
2014-01-29 в 11:17 

Умирать Анжольрас не собирался. Во всяком случае, не здесь и не от того, что его избили до полусмерти люди его отца. Вот уж ни за что.
Ночь была ужасной - он метался между сном и явью, мучаясь от боли и лихорадки. Эффект от обезболивающего уходил не постепенно, а боль нахлынула единомоменто, накрывая с головой. Избившие его явно были профессионалами - ни одного внешнего повреждения, кроме пары синяков, ни одной сломанной кости, но жуткая боль. Парень бы согласился сейчас на любой наркотик, лишь бы хоть немного отдохнуть, ненадолго выскользнуть из истерзанного тела. Но, конечно, взять их было неоткуда.
И хуже всего было от того, что из-за него Грантеру приходится совсем нехорошо. И раньше не было, а теперь так совсем. Увидев своего соседа, спящим на полу, положив голову на кровать, Анжольрас хотел было попытаться оттащить его на кровать и уложить нормально, но какое там - он встать-то не может. Так что он решил просто не шевелиться, чтобы дать Грантеру отдохнуть, только аккуратно дотянулся за пакетиком обезболивающего и насыпал немного порошка просто себе на язык, не имея возможности развести его.

URL
2014-01-29 в 11:51 

Разбуженный шумом из общего коридора Грантер нехотя разлепил глаза, непризетабельно зевнул и размял затекшую в неудобной позе шею. Анжольрас не поменял позы и парень не был уверен спит ли он, но, на всякий случай, он встал и развел еще один пакетик с лекарством.
- Как что-то вообще может помочь от боли, если это не вино? - парень еще раз брезгливо взглянул на белесую жидкость в стакане, от которой шел едва уловимый запах апельсина. Он легко коснулся лба Анжольраса убеждаясь, что температура его тела вполне обычная. Одно, что выдавало в нем человека не вполне здорового - через чур выраженная бледность.
Ему нужна, как минимум капельница, подумал Грантер в сотый раз кляня его отца.

URL
2014-01-29 в 11:58 

- Знаешь, мне кажется, тебя бы не взяли в медицинский, - Анжольрас невольно улыбнулся, не открывая глаз. Снова он так и не заснул, а обезболивающее снова немного, но помогло, так что ему даже почти не было больно, если он не шевелился.
- Можно мне еще... спасибо, - он не стал договаривать, потому что Грантер очевидно сразу понял его и дал еще обезболивающего. Кто там первым открыл обезболивающее? Черт знает, но этот человек заслуживает как минимум памятника.

URL
2014-01-29 в 12:37 

- Тебе вот смешно, а это правда. Если бы я был доктором, я бы советовал его в качестве первой помощи. Лучшее средство от мсье Грантера! - он тихо засмеялся. Смех смехом, а выпить хотелось просто до жути. И покурить. И вообще...
- За сегодняшнюю ночь, я вспомнил все медицинские знания, которые знал и не знал. Потому, может прозвучит и глупо, но, как ты, Анжольрас?

URL
2014-01-29 в 12:53 

- Божественно. Никогда не чувствовал себя лучше, - Анжольрас усмехнулся, осторожно приподнявшись, устроившись полулежа на подушке. От бестолкового лежания на спине уже все, что можно, затекло.
- Боюсь, даже твое хваленое вино не поможет. Разве что морфий.
Нельзя было сказать, что Анжольрасу полегчало - без обезболивающего он снова будет загибаться, но пока мозг немного очистился, к нему вернулось хорошее настроение от собственной победы.
- Ты не знаешь, здесь охранники газеты читают?

URL
2014-01-29 в 13:51 

- Я смотрю удары по голове не прошли бесследно - у тебя появилось чувство юмора, малыш, - Грантер счастливо улыбаясь поднялся с пола. Явно хорошее настроение Анжольраса ободрило и его самого, но парень был уверен, что это не надолго, а что-то типа светлого пятна.
- Ну, думаю охранники такие же люди, как бы тебе не казалось иначе, я попробую что-нибудь сделать, - он отошел к решетке и позвал все того же круглого надсмотрщика. Перебросившись с ним парой слов, он открыл решетки и вывел Грантера, даже не став надевать наручники. Вернулся он через некоторое время с двумя чашками: в одной дымился чай, а в другой кофе, газета была зажата под мышкой. Он поставил чашки на пол и уселся на кровати Анжольраса:
- Ты звезда, чемпион, - хмыкнул он, раскладывая еще пахнущую чернилами газету на первой полосе которой находился снимок, с явно какой-то старой семейной фотографии (где журналюги их только находят?), снимок отца и сына с черным росчерком по середине и броским слоганом, вчитываться в который Грантер не стал, а вместо этого прильнул к вкусно пахнущему кофе (презент от охраны, но его другу это знать не обязательно).

URL
2014-01-29 в 15:13 

Не обращая внимания на принесенные вместе с газетой чашки и не задумываясь об их происхождении, Анжольрас подтянул к себе газету, внимательно вчитываясь в передовицу. Фотографии к этой статье было уже лет пять, если не больше, Анжольрас тогда еще в школе был. А фотография явно с какого-то семейного вечера, вроде Рождества... нет, скорее материного дня рождения. Анжольрас тогда был еще худее, а волосы его короче - в соответствии со школьными правилами.
Пропустив кричащий заголовок, парень вчитался в статью, написанную каким-то малоизвестным, но судя по большому объему мелких деталей, очень пронырливым журналистом.
- Его сняли с поста! Вчера вечером, - Анжольрас засмеялся. - Послушай. "Вчера вечером глава министерства юстиции Анри Анжольрас был обвинен... ну, насчет этого ты в курсе, тут долго размусоливают... собственного сына и снят со своего поста. Сам же он утверждает, что был оклеветан сторонниками анархистских..." - парень усмехнулся, - дожили, мы теперь и анархисты. "...анархистских течений, но это опровергается чередой фактов... Дело передано в суд, рассматривается вопрос о досрочном освобождении... будут вызваны для дачи показаний...". Может, я умер? Поверить не могу, - глаза у юноши блестели от радости.

URL
2014-01-29 в 16:47 

Грантер расхохотался, едва не залив и без того замызганную футболку кофе:
- Серьезно, малыш? Твоего отца зовут Анри? Странно, что не Луи, я бы тогда сто процентов отгадал с лилиями, - и он не мог не улыбаться, радуясь успеху Анжольраса, - можешь сказать мне спасибо, я - твой счастливый талисман. А то сколько ты бы еще лет со своим отцом воевал. Целоваться не обязательно, но если ты хочешь, я готов пересмотреть этот пункт, - он просиял, словно начищенная монетка на солнце. Успеху своего знакомца он радовался вполне искренне, пусть и не особо вдумываясь, что же произошло между отцом и сыном. Для него вдруг целый мир сузился до этой их маленькой камеры, где едва ли не единственный из людей, которые импанировали Грантеру, светился от радости.
- Значит, твои дружки - анархисты? И ты их, как бы сказать, ведешь? - Грантер насмешливо изогнул бровь. Анжольрас никак, ну никак не был похож на предводителя оппозиции. Хотя, как парень мог убедиться - внутренней силой он обладал недюжей.

URL
2014-01-30 в 07:30 

- Ты просто никогда не был в доме моих родителей. Какой там Луи, Версаль обставить было дешевле, - ему иногда и правда так казалось, потому что, несмотря на консервативные взгляды, прорывами в технике отец всегда интересовался, и дом был заполнен огромными плазмами, электронными жалюзи, какими-то новыми лампами... Не говоря о страшно дорогом дизайне каждой комнаты. Сплошное мучение в таком жизнь, постоянная усталость для глаз.
- Я, как бы сказать, не веду никаких анархистов, - возразил Анжольрас. - Анархия тоже не выход, особенно в нынешнем обществе. Это для отца все, что не его партия, все анархисты-сатанисты и так далее.
Он посмотрел на Грантера, чуть улыбнувшись. Похоже, он и правда оказался его счастливым талисманом, и Анжольрасу очень повезло, что он оказался с ним в одной камере.
- Как я смогу отблагодарить тебя?

URL
2014-01-30 в 09:04 

- Ты так говоришь, будто он твоим домом никогда и не был, - Грантер чуть склонил голову, с улыбкой глядя на Анжольраса.
Сам он дом родителей обожал. Хоть его отец и владел состоянием, но жили они в пригороде Тулузы, в большом доме, с особой тщательностью обставленном его матерью. Не имея ни братье ни сестер, парню там было иногда одиноко, потому он с удовольствием приглашал своих друзей и они все вместе, когда отец был не в командировке, окупировав его кабинет и рассевшись по кожаным диванам слушали его истории, привезенные с Востока или просто читали какие-нибудь книги с приключениями. После, когда Грантер уехал, они с отцом не оставили привычки собираться там, либо на веранде, но теперь они играли в карты и выпивали, обсуждая насущные дела и проблемы. Потому для него было странно слышать, как Анжольрас отзывается о доме родителей.
- Ты, я надеюсь, понимашь, что ничего мне не должен, но если ты хочешь успокоить свою совесть - я уже сказал, от чего бы не отказался точно, - аккуратно проговорил он, все же опасаясь получить от Анжольраса звонкую затрещену.

URL
2014-01-30 в 10:48 

- А он и не был, - Анжольрас пожал плечами. - Была там у меня комната, но она с тем же успехом могла быть и гостевой, и чьей угодно. Я ушел из дома в день, когда достиг совершеннолетия, больше там не появлялся.
'Ничего не должен', как же. Может, Грантер так и считал, но вот Анжольрас - нет. Он вообще не видел способа как-нибудь достойно отблагодарить друга. Не деньги же ему предлагать, это как минимум низко. Так что юноша решил начать с малого и, поморщившись, сел на кровати и, подавшись немного вперед, коснулся губами губ Грантера, задержавшись на них на несколько секунд. Дольше сидеть так было больно, и он откинулся обратно на подушку.

URL
2014-01-30 в 12:27 

Не сказать, что Грантер смутился, а вот удивился он порядочно. Во-первых тому, что Анжольрас понял, что он от него хочет, во-вторых, что он просто это сделал, хотя недавно был готов ударить Грантера за попытки дотронуться до себя. Видимо парень действительно считал себя должным ему, из-за чего Грантер не мог и не огорчиться - по собственной воле он бы этого точно не сделал.
- Чьей угодно, - насупившись пробурчал он последнюю фразу Анжольраса, но, быстро взяв себя в руки, в свойственной ему манере легко продолжил, - ты мог этого не делать, - мог, но, черт, спасибо, спасибо, спасибо. Он бы еще и еще целовал сухие и с жесткими корочками губы Анжольраса, может быть чуть менее целомудренно, но... Выдав себе мысленного пинка, Грантер решил особо ни на что большее не надеяться.

URL
2014-01-30 в 12:34 

- Должен же я хоть как-то отблагодарить тебя. И все еще считаю себя твоим должником, так что если тебе понадобится какая-либо помощь, я сделаю все, что смогу. В разумных пределах, конечно, - добавил он, предполагая какие-нибудь пошлые шуточки. На самом деле эти самые 'разумные пределы' и ограничивались разве что сексом. Попроси его Грантер помочь разобраться с внезапно найденным трупом в его квартире или каким-нибудь долгом, Анжольрас без вопросов помог бы ему. Грантер фактически спас его жизнь, даже не единожды, и помог достичь еще более важной цели. Да он бы сам его расцеловал, будь по-другому воспитан.

URL
2014-01-30 в 13:55 

- Опасно быть чьим-то должником, малыш, так что со мной ты расчитался. Хотя я не настаивал, ты помнишь, - он подмигнул Анжольрасу и поднялся с его постели отходя к окну. Во дворе тюрьмы стайкой кружили заключенные, кутаясь в тонкие куртки и куря самодельные сигареты. Грантер ненавидел ограничение хоть в чем-то, даже оставась на несколько дней в своей квартире, рисуя и выпивая, у него всегда были распахнуты окна - зима особняком не шла. Он бы сейчас с удовольствием прогулялся по Булонскому лесу, или выпил горячего вина с апельсином где-нибудь в отдаленной части города. Он вздохнул, с грустью глядя в даль. Или провел бы день с Анжольрасом, перемежая споры поцелуями. Он с раздражением шлепнул себя по лбу, отганяя лишние мысли.
Во всей этой ситуации Грантер чувствовал себя странно.

URL
2014-01-30 в 14:18 

- Тебе было не менее опасно находиться здесь из-за моего присутствия, - парировал Анжольрас, а потом махнул рукой. - Я все-таки запишу тебе свой номер телефона. На всякий случай.
К этому моменту находиться даже в полусидячем положении стало больно, и он медленно сполз по подушке на кровать, закрыв глаза ладонями, а потом и вовсе завернувшись в одеяло с головой. Безусловно, "свержение" отца стоило того, но к чему же так больно...

URL
2014-01-30 в 15:13 

- Я нахожусь здесь исключительно из-за своей глупости, - не остался в долгу Грантер, но перспектива получить номер телефона его загадочного друга его радовала, конечно.
Обеспокоенный состоянием Анжольраса он снова к нему присел, поправляя одеяло:
- Опять мерзнешь, неженка? Я уже говорил, что ты как цветок? К внутренним качествам это отношение не имеет.

URL
2014-01-30 в 15:22 

- Я не мерзну, мне больно, - признался Анжольрас, посмотрев на Грантера снизу вверх. - Вроде и не сломано ничего, а все равно... И никакой я не цветок, - фыркнул он, даже забыв на несколько секунд о боли. - Нашел, с чем сравнивать. Суждение о людях по их внешности многое говорит о судящем человеке, - парень снова закрыл глаза. - Там еще обезболивающее осталось?.. - тихо спросил он.
Такое чувство, будто по нему проехался танк. А потом пробежала паникующая толпа. В простых драках, в которые он иногда попадал, профессионалов не было, поэтому он всегда отделывался синяками и ссадинами, но все бывает в первый раз. Особенно когда ты идешь наперекор жадному до власти политику.

URL
2014-01-30 в 15:56 

- Это тебе так кажется. И я не сужу по одной внешности. Да, ты красив, как роза, - начал Грантер, попутно шаря по полу в поисках пакетика с лекарством, - и в тебе такая же сила, как в этом гордом цветке, - карень скривился - последняя фраза будто с листа бульварного романа сошла. Он разорвал пакетик с обезболивающим и высыпал его в успевший остыть чай.
- Это последний, но, думаю, что можно будет выпросить еще, - он помог Анжольрасу приподняться и придержал чашку, дабы она не выскользнула из его ослабевших пальцев.

URL
2014-01-30 в 18:53 

- Какая пошлость, - скривился Анжольрас на уж слишком пафосно-славщавую фразу Грантера. - Еще хуже, чем твои шуточки.
Он накинулся на чай с обезболивающим, выпив все до последней капельки.
- Спасибо, - снова повторил он. Больше всего в этой ситуации его угнетало незнание. Что с ним? Будет ли он вообще жить? Но ныть по этому поводу юноша не собирался.

URL
   

главная